Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


Мы получали ордена
Кто перед строем, кто посмертно,
Но память наша не мертва,
Она поверь, дружок, бессмертна.

Нам третий тост не обойти
За всех ребят в Афганистане,
Кто с орденами на груди
На Родину отправлен был в «тюльпане».

Александр Гудымов
из песни "Боевые ордена",
июнь 1988 г.

1988 год. Последний год войны.

1988 год в истории мотоманевренной группы "Кайсар" оказался самым трагическим. В июне мы потеряли сразу четверых наших товарищей. За все 9 лет афганской войны мангруппа не имела таких потерь в один момент, одним разрывом, в незначительной по масштабам местной операции. К счастью больше в ММГ-5 не будет погибших, вплоть до самого конца, до даты расформирования боевого подразделения в июне 1992 г.

В этом последнем полном году афганской войны Главное управление пограничных войск, командование войск округа уже в полную силу готовили сложнейшую операцию по выводу из Афганистана Ограниченного контингента советских войск. Пограничникам в этой операции ставилась масштабная задача: сначала обеспечить вывод 40-й Армии, а затем выйти самим, причём главным было: не допустить боевых потерь. Забегая вперёд, надо отметить, что эта задача была пограничными войсками выполнена. Части и соединения 40-й Армии в феврале 1989 года пройдут через зону ответственности пограничников без единого выстрела со стороны моджахедов.

В начале 1988 года в Кайсарском улусвольстве за 8 предшествующих лет фактически ничего не изменилось. На фоне укрепляющейся дружбы и взаимной помощи между ММГ и руководством Кайсара, подразделением ХАДа, царандоем, сарбозами всё также продолжались ночные вылазки местных бандгрупп с обстрелами Кайсара и пограничного гарнизона. Наша мангруппа стояла непроглатываемой костью в горле бандформирований, орудующих в округе. А так как, фактически весь Кайсар был под защитой огневых средств пограничников, то бандгруппы не могли свергнуть органы народной власти и установить своё правление в улусвольстве. Им оставалось только проведение ночных акций, не имевших каких-либо последствий для ММГ, да дневные удары по боевым группам и транспортным колоннам из засад.

В Кайсарском улусвольстве и через 10 лет со дня Апрельской (Саурской) революции (27 апреля 1978 г.) ничего не менялось Народ не принимал революцию, чуждые афганцам идеи социализма оставались в Кабуле. По сути народная власть держалась на штыках ОКСВА, а в северных провинциях этими штыками были пограничники.

Это всё объясняло складывающуюся оперативную обстановку в Афганистане: непримиримость афганской оппозиции с одной стороны и упёртость веры в светлое будущее, построенное на чужих штыках, с другой стороны. Какую-то роль в этом противостоянии играли и бывшие вожди СССР, которые не понимали и не могли понять причин того, что социализм здесь не приживается. Что для этого в Афганистане нет никакой почвы: промышленного производства, развитого рабочего класса, инфраструктуры, сильной компартии и пр. необходимых атрибутов.

Из донесения, составленного майором Охлучиным С.Б. 25 февраля 1988 г.

В период с 13 по 21 февраля в Кайсаре комитет в составе: зав. отделом Вооружённых Сил ЦК НДПА генерал Умоми, инструктора отдела земельной реформы ЦК НДПА Садхида, инструктора отдела ВС Гульахнада, руководства провинции Фарьяб и советниками проводил работу по оформлению перехода на сторону народной власти бандгрупп Хабибулобека и Исмаила. 20 февраля с.г. при выезде УПЗ с членами комиссии в кишлак Бирка был официально торжественно оформлен переход бандгруппы Хабибулобека. На базе этой бывшей бандгруппы создан отдельный полк Царандоя в количестве 1200 человек.

21 февраля при выезде УПЗ ММГ в Кухи был официально оформлен переход на сторону народной власти бандгруппы Исмаила. На его базе создан территориальный батальон Вооружённых Сил РА.

В общей сложности на сторону народной власти перешли 620 вооружённых членов бандформирований и 1100 человек без оружия.

В связи с переходом бандгрупп на сторону народной власти под контроль народной власти дополнительно перешло 26 кишлаков с населением в 26 тысяч человек.

В целях повышения боеспособности созданного полка Хабибулобека ему выдано 300 АКМ, 30 пулемётов, 1 безоткатное орудие, два 82-мм миномёта и боеприпасы к ним, две машины вещевого имущества.

митинги, торжественная сдача бандгрупп снимались работниками афганского телевидения. Афганским руководством була вынесена глубокая благодарность командованию и личному составу ММГ за проделанную подготовительную работу по проведению вышеуказанных меропиятий.

Большой вклад в это внесли начальник ММГ майор Н.Г. Максимов, бывший начальник штаба В.Ф. Коваленко, офицеры разведотдела капитаны Ушаков С. и Оразвалиев О.

Майор А. Гудымов, начальник ММГ "Кайсар"

(из книги Н.П. Трояна "Краснознамённый Тахта-Базарский", 2010 г.)

Кайсар. Местная операция 14 июня 1988 г., гибель миномётчиков.

В июне 1988 года местные подразделения сарбозов и царандоя в улусвольстве Кайсар провели ряд операций по зачистке кишлаков от бандформирований. Но, учитывая то, что сил и средств у сарбозов, как правило, не хватало, то реальную помощь в проведении таких операций оказывали боевые группы нашей ММГ. При планировании одной из таких операций командование сарбозов обратилось с просьбой к начальнику мотоманевренной группы майору Гудымову А.И. об оказании помощи в уничтожении крупной и хорошо вооружённой группировки противника. По имеющейся информации в кишлаке Яккаписта собралось несколько группировок духов для обсуждения вопроса о дальнейших совместных боевых действиях против Кайсара.

Начман принял решение: направить боевую группу на бронетехнике с двумя 120-мм миномётами в район кишлака Яккаписта (северо-западнее Кайсара) с задачей: огнём миномётов нанести огневое поражение бандитам, а затем сарбозы должны были завершить разгром группировки. В обед состав боевой группы получил предварительные распоряжения и началась подготовка к выезду.

Александр Феденёв 14 июня 1988 г.
перед выездом за 3 часа до трагедии.

14 июня 1988 года утром боевая группа, возглавляемая начальником штаба майором Даниловым А.В., вышла в указанный район для выполнения боевой задачи. В состав группы вошли: командир миномётного взвода лейтенант Кушнир В.С., замполит 3 пограничной заставы ст. лейтенант Кищин В., ст. техник 3 пограничной заставы прапорщик Феденёв А.П., ст. лейтенант Третьяк и ст. техник от 1 пограничной заставы прапорщик Курбатов В. От сапёров был старший прапорщик Сабко Ю. со своими бойцами. Боевая группа по составу оказалась небольшой, личного состава человек, примерно 25. Два миномёта 120-мм на ГАЗ-66, транспортная машина с минами на ЗИЛ-131 из ВБО, два БТРа и две БМП: 860 и 863 (Третьяк, Курбатов).

Место гибели миномётчиков 14 июня 1988 г.
(Карта Генштаба I-41-9, М=1:100000, изд. 1986 г.,
географ. координаты 35043'13'' с.ш.; 64015'22'' в.д.
(прямоугольные координаты 12544))

Прибыв на место, майор Данилов поставил задачи на развёртывание миномётов и организовал боевое охранение огневой позиции. Миномёты развернули в 100 метрах от дороги в лощине. Кищин В. с экипажем на БТРе остался в охранении у дороги севернее командно-наблюдательного пункта (КНП). Его устроили на безымянной высотке (рядом высота с отм. 1285) в 50 метрах от миномётных позиций.

Определив цели для огневого поражения, Кушнир подготовил данные для стрельбы, и миномётчики приступили к выполнению боевой задачи. В ходе стрельбы случайно накрыли миной склад духов с боеприпасами. Взрыв был мощный. От воздушной волны содрогнулась вся округа. Огонь вели очень интенсивно, не давая возможности бандгруппам выйти из района поражения. В ходе ведения огня Кушнир постоянно корректировал установки прицела и выдавал новые данные для стрельбы командирам расчётов. Они, в свою очередь, действуя чётко и быстро, вносили поправки в наводку и продолжали вести огонь.

Моджахеды, оправившись от первых выстрелов, в свою очередь открыли ответный огонь из миномётов и безоткатных орудий. Шёл приблизительно третий час боя, все устали. Часть личного состава свободная от стрельбы помогала миномётчикам вязать пучки к минам и подносила их из кузова ЗИЛа к позициям, т.к. сами расчёты не успевали это делать. Возглавлял эту команду прапорщик Феденёв А.П. От интенсивной стрельбы стволы миномётов раскалились до такой степени, что на них обгорела заводская краска. Естественно, что при такой температуре пружины механизма предохранения от двойного заряжания не работали, и канал ствола приходилось открывать вручную.

А между тем, духовские мины рвались всё ближе и ближе к нашей огневой позиции. От частой стрельбы опорная плита одного из миномётов ушла в песок. Прекратив огонь, расчёт быстро переместил миномёт на новое место, дальше от первого миномёта. В критический момент боя и грохоте выстрелов разрыв мины в боевом порядке расчёта был услышан всеми. Он разметал весь личный состав по позиции. Сержант Красников А.А. (командир расчёта), ряд. Ковшик А.С. (заряжащий), ряд. Скурчаев Г.Т. (водитель ВБО), прапорщик Феденёв А.П. (ст. техник 3 пограничной заставы) получили смертельные ранения. Ещё несколько человек были ранены. Среди них: Побегайло Анатолий (3 пограничная застава), Сергей Медведев (миномётчик), Игорь Левша (наводчик миномёта), Игорь Попков (водитель ГАЗ-66).

Эвакуация раненых в вертолёт
14 июня 1988 г.

От взрыва и разлетевшихся раскалённых осколков в кузове ЗИЛа загорелись дополнительные пороховые заряды.

Пороховые заряды (пучки) к 120-мм миномётам хранились в специальных полотняных мешочках в виде легко сгибаемых колбасок в ящиках вместе с минами и применялись для усиления основного порохового заряда, который встроен в хвостовую часть мины. Заряд размещался вокруг хвостовика и крепился специальной петлёй. Чем больше дополнительных зарядов, тем дальше летела мина при выстреле. Безусловно существовал предел для количества размещаемых дополнительных зарядов. Т.е., если навесить на мине больше зарядов, чем это допускают меры безопасности, миномёт может разорвать при выстреле.

Кушнир В.С. с уцелевшими солдатами быстро повыбрасывали из машины ящики с минами. Огонь потушили, тем самым, предотвратив взрыв боезапаса. Доктор Братчук Ю.Ф. оперативно, как только мог, оказывал первую помощь раненым. Данилов срочно доложил в лагерь о происшествии и потерях. Погрузив убитых и раненых, боевая группа срочно вышла из боя и на максимально возможной скорости двинулась на базу в Кайсар. По прибытию в мангруппу на вертолётной площадке боевую группу уже ждали вызванные для эвакуации борты. Раненых быстро загрузили в борт. Вертолёты, резко набрав высоту, взяли курс на север в сторону Хумлов.

Только после эвакуации погибших и раненых весь личный состав осознал то, что произошло, и что уже нельзя было повернуть назад.

14.06.1988 г. в бою под кишлаком Яккаписта от разрыва вражеской мины погибли, получив смертельные ранения:
  • прапорщик ФЕДЕНЁВ Александр Петрович, старший техник 3 пограничной заставы,
  • сержант КРАСНИКОВ Алексей Анатольевич, командир миномётного расчёта минвзвода,
  • рядовой КОВШИК Анатолий Степанович, заряжающий миномёта минвзвода,
  • рядовой СКУРЧАЕВ Геннадий Титович, стрелок-водитель взвода боевого обеспечения.
Все четверо награждены орденами Красной Звезды, посмертно.

Карта Генштаба I-41-9, М=1:100000, изд. 1986 г., географ. координаты 35°43'13'' с.ш.; 64°15'22'' в.д. (прямоугольные координаты 12544)

Так печально закончилась эта местная операция. День 14 июня принёс сразу четверых погибших - самые большие потери за всю историю нашей мангруппы в течение одного дня. Все четверо были награждены орденами Красной Звезды посмертно. Эти боевые потери были последними в афганской войне нашей мотоманевренной группы.

Осада гарнизона 19 – 21 октября 1988 г.

В конце лета – начале осени 1988 года в Кайсарском улусвольстве сложилась спокойная в оперативном отношении обстановка. Настолько спокойная, что некоторые солдаты и офицеры начали поговаривать: «Мол, пора бы уже и пострелять…».

За весну, лето поменялось командование мангруппы и офицеры многих боевых подразделений. Молодое пополнение, прибывшее весной, уже «пообтёрлось» и «обстрелялось». Всё шло своим чередом. О выводе войск ещё не думали.

Хафизулла Арбоб, май 1990 г.

Однако к середине осени в районе Кайсара начали скапливаться формирования «бесов» под общим руководством местного моджахедского генерала Хафизуллы Арбоба. Сказывалась обычная цикличность и предсказуемость действий бандгрупп: весна – сев будущего урожая, летом – война, осень – уборка урожая, зимой – война.

Разведчики мангруппы во время политинформаций в клубе доводили до солдат осложняющуюся обстановку, но никто всерьёз к их словам не относился - настолько спокойно и размеренно текла жизнь в гарнизоне. Завтрак, хозяйственные работы, обед, занятия, ужин, служба на постах боевого охранения.

В середине октября боевая группа, возглавляемая начманом майором Гудымовым А.И., примерно 50% от численного состава ММГ, ушла в район 45 пограничного знака с целью усиления Хумлинского направления.Тахта-Базарского пограничного отряда. Майор Данилов – начальник штаба мангруппы был в отпуске. Старшим в Кайсаре оставался замполит майор Ветошкин Н.И.

И вот 19 октября на сопках вокруг мирно живущего гарнизона Кайсара возникла некая суета. Я заступил с кем-то из молодых бойцов на пост № 1 в 12.00. Где-то через час по связи дежурный по мангруппе предупредил, что как раз в направлении нашего поста разворачиваются силы бандформирований. Около 14.00 на наш пост забежал посыльный Андрей Комаров, пулемётчик нашей заставы. Он ещё раз обратил внимание, что на сопке напротив постов № 6 и № 1 «бесы» окапываются и устанавливают реактивную установку. И даже после этих предупреждений никакой тревоги у нас не возникло. Ну, кто посмеет напасть на хорошо укреплённый пограничный гарнизон, пусть и ослабленный отсутствием половины личного состава? Возможно, это было обычной нашей реакцией на наше же благородное воспитание. Пока не стреляют, то, быть может, это и не «бесы» вовсе. Так как, обед в мангруппе начинается в 14.00, а сменяется пост только в 15.00, то все мысли были уже о предстоящем обеде.

В районе 15.00 я вылез на бруствер, чтобы посмотреть, стоит ли смена возле «заряжалки» (место заряжания оружия). И тут, никто не поверит, не могу понять, что со мной произошло. Я, сам того не ожидая от себя, спрыгнул в окоп. Через мгновение метрах в 2 - 3 от окопа, буквально на том месте, где я только что стоял, разорвалась мина. Тут поневоле в бога поверишь.

Потом, обсуждая случившееся, бойцы заставы предположили, что я просто услышал шорох падающей мины. И сработал инстинкт самосохранения. Голова ещё не соображала, а ноги уже всё выполнили, как надо. Это была первая из почти 200 мин и реактивных снарядов, выпущенных за три дня на Кайсар. Я тут же выпустил в воздух длинную очередь из автомата – установленный сигнал тревоги - и доложил по связи дежурному по мангруппе.

Через десяток секунд раздался общий сигнал тревоги. Мангруппа по сигналу «К БОЮ» поднялась быстро: в 15.00, как раз на плацу, проходил боевой расчёт на очередные сутки. Менее чем через минуту наша застава уже была в окопах и на боевых позициях. А я, сдав смену на посту, мчался на позицию своего АГС-17. Про обед, конечно, забыл… На позиции меня уже ждал мой второй номер Гена Стрельцов из Сафоново Смоленской области. Он принёс для меня бронежилет и радиостанцию.

В это время по территории мангруппы усилился огонь из минометов и реактивных установок. Большинство разрывов были в районе 1–го поста боевого охранения 1 пограничной заставы, 6-го поста 3 заставы. Много мин упало в районе миномётных позиций (миномётчики сразу открыли ответный огонь) и на плацу («бесы», видимо, стреляли по командному пункту миномётчиков, расположенному на здании штаба вверху). Через некоторое время огонь открыл и чакавский миномётный расчет. (Ребята были брошены на усиление Кайсара после вывода ММГ из Чакава летом 1988 года. Их позиции были размещены в линии обороны 1 заставы возле блиндажа «химзащиты» между 1 и 2 постами). «Бесы» тут же перенесли огонь на их расчёт. Попутно досталось и позициям 1 заставы. Много мин упало на наши позиции.

Нужно отметить, что основные душманские силы расположились на востоке и юго-востоке от Кайсара за кишлаком Сарасияб в районе кишлака Янгишагаси и на господствующих высотах в районе кладбища. В эту сторону тут же выдвинулись силы сарбозов и царандоя, которые создали своеобразную передовую линию обороны между гарнизоном мангруппы и «бесами». Таким образом, вплотную к позициям застав бандиты так и не подошли.

Хочу заметить, что в современных фильмах об Афгане и Чечне часто показывают, как брошенное всеми подразделение сутками сражается без помощи. Так вот: уже через 45 минут (подлётное время от Тахта-Базара) над Кайсаром висело 10 - 12 вертолётов, поддерживая нас с воздуха огнём «НУРСов». Правда, был и у лётчиков один грешок за время боевых действий. Пилот не разобрался в обстановке: где свои, где чужие и вмазал со всей дури по позициям сарбозов, досталось и казарме 1 заставы, где никого не было. И это, несмотря на то, что те обозначали себя зелёными ракетами, а лагерь мангруппы выделялся на фоне афганских кишлаков чётко построенным квадратом дувала, кирпичными зданиями и окопами по окружности. Тут же в мангруппу принесли тяжело раненного сарбоза: доку пришлось ампутировать ему ногу.

Всю вторую половину дня продолжался бой. Основной огонь вели миномётчики. Им помогали БМП 1-й заставы, расчёты АГС-17 1 и 3 застав, а также БТР 3 заставы, который огнём крупнокалиберного пулемёта не давал «бесам» расположиться с безоткатным орудием на сопке с востока от Кайсара.

С наступлением темноты бой переместился на юг. Сильный обстрел мангруппы вёлся со стороны кишлака Янгиташколь. Несколько коробок гранат, выпущенных из АГС на обработку района, из которого вёлся обстрел, немного охладили пыл стрелявших. А дальше наступила тишина. «Бесы» устали. Ночь прошла спокойно. Обстрела не было. Ночевали на заставе в полном обмундировании вместе с оружием. Командование мангруппы все посты значительно усилило, солдаты находились также и в окопах на ключевых позициях.

С рассветом после обильного завтрака (ешь, сколько хочешь; подозревали, что «бесы» тоже заправляются и настраиваются на вторую серию) все уже были в окопах. Ещё до восхода солнца раздался отдалённый шум вертолётных двигателей: оказалось, что на большой высоте (не могу сказать точно, но явно выше 2 км) шло усиленное звено Ми-8 (3 борта). Они сбросили мощные бомбы где-то в предгорьях за кишлаком Янгишагаси. Грохот был такой, словно горы рушатся. С ближайшей сопки по бортам ударил ДШК. Но высота была такой, что вреда бортам он не причинил, зато обнаружил себя, чем не преминули воспользоваться наши миномётчики. Тут же обработали позицию дюжиной 120-мм мин.

Не знаю, откуда появилась информация, но явно от разведчиков: говорили, что за турелью ДШК сидел ачиковский бандглаварь Карам Хан, провинившийся в чём-то перед Хафиз Арбобом и отрабатывавший милость генерала.

День прошёл во взаимной перестрелке. Много реактивных снарядов упало в районе плаца. Все стены 3 заставы были изрешечены осколками. Досталось по полной программе позициям 1-й заставы и чакавских миномётчиков. Весь день с воздуха нас поддерживали борты. Одному вертолёту пробили топливный бак, и он в экстренном режиме сел на вертолётку – его выехала охранять боевая группа, благо, что с северной стороны обстрела не было.

Прошёл слух, что с границы в сторону Кайсара уже двигается наша сводная боевая группа, усиленная установками «Град». Наконец, в окопах бойцы увидели майора Ветошкина – замполита мангруппы. В каске, бронежилете, увешанный оружием и гранатами он прошёл по окопам, «поднимая боевой дух солдат». Во время осады Ветошкин занял достаточно правильную, укоренившуюся поколениями отцов-командиров ещё до него, позицию: «не навреди и не мешай». Реально командовали огнём командир миномётного взвода ст. лейтенант Кушнир, замполит 1-й заставы ст. лейтенант Третьяк и замполит 3-й заставы ст. лейтенант Кищин В. Личный состав подразделений знал свои места согласно элементам боевого расчёта. Все было срежиссировано заранее и поддерживалось постоянными тренировками. Тренировали нас в этом искусстве и обстрелы «бесов». Выучка, как всегда, не подвела. А Ветошкин пробыл в мангруппе незначительный срок, прибыв летом, и не имел боевого опыта. Особо и не надо было ему указывать: кому и что делать. В сложившейся обстановке Ветошкину оставалось принять меры для точного знания обстановки, своевременной её передачи в Оперативную группу отряда для принятия последним быстрых и нужных для осаждённого гарнизона решений. Другими словами замполит мангруппы выполнял привычную ему работу. Насколько заслужен, полученный им впоследствие орден Красного Знамени за оборону Кайсара, судить трудно. Скорее всего, он просто был старшим в лагере. И на его месте мог быть другой, но выбор пал на него. Главное выполнен принцип: «Не мешать и не вредить».

Cледует заметить, что задачи замполита в ММГ "Кайсар" и, наверное, в любой другой особо не отличались. В боевых порядках кайсарцев при выполнении задач по обороне лагеря место замполита было вместе с командованием ММГ. И в то же время он не был привязан к нему. Т.е., замполит мог свободно быть в любой точке, в любом подразделении. Это правильно и разумно. Никогда во время обстрелов базового лагеря руководство мангруппы не покидали свой КНП над крышей штаба и не шарахались по позициям подразделений. Если это и происходило, то в другое время: в период тренировок или занятий с личным составом.

Второй орден Красного Знамени получил командир миномётного расчёта сержант Кожевников Олег (призыв май-87). И было за что. У парня вместо белков в глазах были сплошные разрывы кровеносных сосудов. Его расчёт поражал во время осады ключевые огневые точки «бесов», не потеряв при этом ни одного человека. Правда, все поголовно были контужены от частых выстрелов миномёта и пренебрежением обязательного укрытия расчёта во время выстрела.

На третий день подошедшая боевая группа остановилась в районе к. Бирка, только поднявшись из ущелья. Развернулись установки «Град». После получасовой огневой подготовки прилетели борты. Их было много. Очень много! Как осы они кружили над сопками, обрабатывая местность под высадку ДШМГ, не давая «бесам» опомниться и попытаться слинять. Собственно, с высадкой ДШМГ всё и закончилось. Боевые группы десантников разогнали остатки бандгрупп. На сопках насчитали 68 трупов «бесов».

Разведчики позже рассказывали, что в самом начале «победоносной» осады обстрел Кайсара снимали американские инструкторы, честно отрабатывавшие свои и «бесовские» пожертвования от дяди Сэма на правое дело повстанческого движения Афганистана. Сейчас американцы оказались в той же роли. Только теперь по другую сторону баррикад. Те же повстанцы и те же грабли, но без нас. Теперь моджахеды воюют против дяди Сэма, который когда-то им помогал. Отсаётся только удивляться, как причудливо повернулась история задом к США.

Хорошо помню, что когда наша боевая группа во главе с майором Гудымовым А.И. въезжала на территорию мангруппы, у них челюсти поотвисали: разбитый эрэсом вход на 1-ю заставу, побитая осколками 3-я, снесённый начисто дувал в районе позиций 1-й заставы… Солдаты потом признавались: думали, что пальнул, там, сдуру обкуренный дух по мангруппе пару раз, как это бывало, не однажды, а все уже и испугались. Но увиденное ими воочию повергло их в шок.

Сразу после осады понаехали разные генералы, полковники. Они ходили по окопам, поздравляли всех с удачной обороной: ни одного погибшего или раненного, только контуженные. Обещали всех поголовно наградить. Так, в принципе, потом и вышло…

Так у моджахедов в очередной раз провалилась попытка взять Кайсар и разгромить пограничный гарнизон в открытом бою. На этот раз народная власть устояла.

В. Быньков, наводчик АГС-17 1-й пограничной заставы

Рассказ о героической обороне гарнизона в Кайсаре был бы не полным, если бы мы не изложили произошедшие 19 - 21 октября 1988 года события так, как их видело командование 68 Тахта-Базарского пограничного отряда. Быть может, его рассказ будет несколько высокопарным, не лишённым пафоса и героики, но по-другому офицер-политработник написать просто не мог. Да и любой из нас, находясь на его месте, а не в Кайсаре эти три октябрьских дня 1988 года, думаю изложил бы события также. Тем более, что рассказ начальника политотдела полковника Трояна Николая Петровича охватывает все подразделения ММГ. Предоставим слово ему и страницам, написанной им книги "Краснознамённый Тахта-Базарский":

Отважный гарнизон

Вот уже и осень пришла в эти пустынные с лунным пейзажем многочисленных сопок, места. Летом здесь бывает особенно жарко. Пыль и обжигающее всё вокруг солнце просто буйствуют. "Афганцы" налетают как всегда нежданно - негаданно, пыльной вьюгой проносятся над бескрайними просторами. Теперь дышать в буквальном смысле стало легче, а вот обстановка, как свидетельствуют ежедневные боевые сводки, по-прежнему остаётся очень сложной. Вот строки из одной такой сводки: "В 14 часов 50 минут внезапно начался обстрел советского гарнизона в районе Кайсара, который продолжался в дальнейшем в течение двух суток. Непосредственно на территории гарнизона разорвалось около 190 реактивных снарядов и мин..." И это октябрь 88-го.

Оборону объекта возглавил в отсутствие командира офицер-политработник Иколай Иванович Ветошкин. Очень непростая перед ним стояла задача, и главная, пожалуй, сберечь в этой сложнейшей обстановке людей. Под силу она была только опытному, знающему своё дело командиру. Думается, помог здесь офицеру Ветошкину и авторитет партийного вожака подразделения. Пограничники действовали слаженно, чётко.

Одними из первых вступили в огневое противодействие с противником артиллеристы старшего лейтенанта В. Кушнира. Расчёты под командованием сержантов В. Першина и О. Кожевникова сумели уже в первые часы схватки подавить несколько огневых точек противника. Так что действия и в обороне были активными.

Из рассказа командира расчёта 120-мм миномёта
Кожевникова Олега Борисовича:

Родился я в семье рабочего в селе Барыши Ульяновской области. Окончил среднюю школу, было желание стать военным лётчиком, но не прошёл медицинскую комиссию. Решил поступать в Ульяновский сельскохозяйственный институт на факультет "механизации сельского хозяйства". В 1985 году успешно сдал вступительные экзамены и начал учёбу. Учёба нравилась, влекло к технике, сказался авторитет отца - он работает водителем автобуса. Проучился почти два года. Весной 1987 года призвали в армию, пограничные войска, чему был очень рад. С детства слушал много рассказов от старших ребят о нелёгкой, но почётной службе, о суровых буднях пограничников. И, если честно, очень хотелось стать им. Моя мечта сбылась. Призвали служить в Тахта-Базарский пограничный отряд. На учебном пункте решил стать артиллеристом - миномётчиком, и был направлен в школу сержантского состава (пос. Чунджа Казахской ССР). Прошло полгода, и я снова в своём Тахта-Базарском пограничном отряде, теперь уже младший сержант, командир расчёта миномёта. По распределению попал служить в ММГ-5, в Кайсар. Сразу же понравилась внутренняя обстановка в ММГ и в миномётном взводе, где должна была продолжиться моя служба. Нас, вновь прибывших в ММГ, пригласил к себе майор Охлучин Сергей Борисович, - замполит ММГ-5. Он рассказал о целях и задачах ММГ, зоне ответственности, обстановке, о боевых традициях, показал альбом мангрупповской летописи боевых дел. Дали мне один из боевых расчётов. Ребята помогли быстрее влиться в коллектив. Такие комсомольцы, как сержант Першин Вадим Николаевич, рядовой Плотников Игорь, объяснили, как правильно организовать и нести службу на боевых постах охранения. Сначала было трудновато всё запомнить, но ребята помогли быстро это преодолеть. Через некоторое время получил своё первое боевое крещение. Это произошло 26 декабря 1987 года. Наша боевая группа выполняла боевой рейд в район 45-го погранзнака. В районе ущелья, около кишлака Бирки, непримиримые пытались обстрелять и уничтожить нашу группу. Но решительные действия всего личного состава боевой группы сорвали эти планы. Сначала я даже немного растерялся, всё-таки первый раз попал в такую обстановку. Но рядом были свои ребята - рядовой Кройтору Михаил, сержант Першин Вадим, рядовой Плотников Игорь. Они приободрили меня, и, глядя на их спокойные лица, я приобрёл уверенность. Первый бой прошёл для меня и для всех удачно. Мы не потеряли ни одного человека.

Ребята в свободные дни на занятиях подсказывали, как и что лучше сделать. Через некоторое время на одном из комсомольских собраний ребята избрали меня заместителем секретаря комсомольской организации. Дел заметно прибавилось. Поручили мне также оформление наглядной агитации. Поначалу не знал, за что браться. Но комсомолец рядовой Андросик Александр помогал мне на первых порах. Вместе с ним мы выпускали стенные газеты, боевые листки, "молнии". Так вроде бы спокойно и проходила служба.

В тот день, 19 октября 1988 года, ничто не указывало на что-то неожиданное. Но в 14.30 начался обстрел ММГ. Взвод сразу же выдвинулся на свои огневые позиции. Началась наша обычная работа. Ребята старались, как могли, потому что знали: миномёты сейчас единственная сила в отражении нападения. Комсомольцы сержант Першин Вадим, рядовой Рдюков Юрий, Домашов Юрий, Медведев Сергей действовали смело и решительно. Уже потом пришли на помощь вертолёты, высадилась ДШМГ. Словом, тот бой мы выиграли блестяще. И, конечно, в этом бою наглядно проявились качества каждого из нас. При стрельбе у нас часто были осечки миномёта. Горячий миномёт приходилось разряжать, но как это сделать, чтобы не обжечь руки? Первым выход нашёл Тютельков Игорь. Мы обматывали ствол старыми бушлатами и разряжали миномёт. Очень хочется отметить работу наших установщиков. Темп стрельбы был очень высок, за 5 - 10 минут мы выстреливали до 70 мин, иногда они просто не успевали навязывать дополнительные заряды. Наши водители, как могли, помогали им в этом. Было, конечно, очень трудно. Ребята сбивали до крови пальцы, но всё равно работали. Это были рядовой Киселёв Игорь, Домашов Юрий, Кутумов Володя. И эту награду я считаю наградой всего взвода. Ведь если бы не ребята, их мужество и выдержка, я, конечно был бы её не достоин. И по сей день я очень благодарен Першину Вадиму, Тютелькову Игорю, Пономарёву Олегу и многим другим ребятам своего миномётного взвода за их неподдельную дружбу, за их чистый, искренний характер, за их отличные знания.

Служба подходит к концу. Наше место займут молодые ребята. Я вернусь в свой институт продолжать учёбу. А в памяти, конечно, навсегда останутся эти два года, проведённые в пограничных войсках.

P.S. Рассказ Олега Кожевникова Н.П. Троян записал сразу же после вручения ему ордена в начале 1989 г.

Огонь со стороны "непримиримых" был настолько сильным,что на территории гарнизона одновременно возникло несколько очагов пожаров. Языки пламени окутали склад с боеприпасами. Чем это грозило, понимал каждый. И потому бросились навстречу огню прапорщик М. Яковлев, рядовые Э. Степанов, Р. Валиуллин, А Касанов, В Качан, К. Рыбченко, Р. Мифтахов. Очаги пожара были ликвидированы.

В бронетранспортёр рядовых Л. Яшевского и А. Александрова попала мина. Связь с экипажем прервалась. На помощь товарищам рванулись санинструктор младший сержант К. Сидиков и командир отделения М. Першин. До БТРа было всего метров двадцать по простреливаемой отовсюду местности. Это не остановило мужественных воинов. Яшевский и Александров нуждались в медицинской помощи. Леонид, как более опытный воин, вёл огонь из пулемёта, пока Александру делали перевязку.

Надо добавить, что из боя экипаж не вышел. На личном счету рядовых Яшевского и Александрова появились уничтоженные огневые средства противника.

Особа миссия выпала на долю связистов. Ими руководил старший прапорщик А. Зернов. Неоднократно ликвидировали под огнём повреждения линии связи ефрейтор Д. Забудский и рядовой В. Соболев. С этой ответственной задачей они справлялись успешно.

С КПП поступило целеуказание: на одной из высот наши наблюдатели засекли корректировщика реактивной установки. Пулемётчик А. Бердников прицельными очередями ударил по цели, мешая корректировщику вести наблюдение. Бердникову помогал молодой коммунист ефрейтор Н. Хоружий. Поединок этот они выиграли. Но и сами были контужены разрывом мины. На другой день отважные воины снова были в бою. Вторую контузию получил рядовой Бердников. Его место занял Хоружий. И его вновь контузило. Вот как сражались наши ребята. До последнего никто не хотел уходить с огенвых позиций.

Гарнизону отважных на помощь пришли свежие силы - вертолётчики. Противнику был нанесён большой урон в живой силе. Позже станет известно, что группа "непримиримых", совершивших разбойничье нападение на советский объект, имела почти десятикратное численное превосходство, была оснащена тяжёлыми орудиями, реактивными установками. Тем дороже эта, ещё олна победа. Воины-интернационалисты выстояли перед грозной силой, несгибаемы оказались их сила духа, стойкость и отвага.

За умелое руководство подразделением во время обороны гарнизона "Кайсар", проявленные при этом личное мужество и отвагу майор Ветошкин Н.И. награждён орденом Красного Знамени. После вывода войск проходил службу в Краснознамённом Дальневосточном пограничном округе. Уволился в запас с должности заместителя начальника пограничного отряда в воинском звании "полковник". Проживает в городе Биробиджане.

Декабрь 1988 г.
В течение месяца боевая группа ММГ "Кайсар" 4 раза проводила в Кайсар транспортные колонны, в том числе с безвозмездной помощью афганцам.
29 декабря транспортная колонна в очередной раз подверглась нападению бандформирования Хабибулобека. Потерь со стороны боевой группы нет. Во время боестолкновения отличился экипаж БМП ст. лейтенанта Третьяка А.В. (замполит 1 пограничной заставы), подавивший огневые точки бандитов. Позже за этот эпизод и ему предшествующие Третьяку будет вручена медаль "За Боевые заслуги".
Основу страницы составили совместные воспоминания участников операции 14 июня 1988 г.,
Виктора Бынькова и страницы книги Н.П. Трояна "Краснознамённый Тахта-Базарский"
ноябрь 2013 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: april_82_Kaisar7.jpg
Вес: 971106 байт.
Размер: 1800 x 1283 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика