Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


По афганским дорогам пришлось
                    нам проехать немало,
Мы тряслись в БТРах, нам небо
                        служило палаткой.
И надолго под звездами твёрдым
                       законом нам стало -
Не искать на земле жизни
                                         сладкой...

Игорь Астапкин

1982 год. Скитания РММГ по Афгану.
Первые потери. Взятие Кайсара.

Этот год, пожалуй, был одним из самых сложных в отношении бытовых условий личного состава. Фактически Керкинская РММГ пересекла государственную границу СССР один раз и назад уже не возвращалась до самого вывода ОКСВА. Место постоянной дислокации ещё не было определено. Поэтому личный состав был брошен на выживание. Безусловно, снабжение мангруппы шло по мере необходимости, а может быть даже больше. Но, можете себе представить картинку жизни боевого подразделения в условиях полевого лагеря. Т.е. жизнь в палатках или рядом с БТР и БМП во время операций, горячее питание с перебоями, отсутствие нормальной бани, и, главное, постоянное ощущение холода в осенне-зимний период времени и нестерпимой жары в весенне-летний. Всё это перемешивалось с выполнением главной задачи - ведением боевых действий, направленных на защиту и охрану советско-афганской границы, что только усугубляло жизнь личного состава с одной стороны, вносило хоть какую-то отдушину в безысходность быта с другой стороны.

Как уже упоминалось РММГ в конце 1981 года расположилась на долговременной стоянке перед афганским Андхоем. Вскоре к керкинцам присоединилась Тахта-Базарская РММГ.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что резервная мотоманевренная группа была создана в 47 Керкинском пограничном отряде. Одновременно с ней такая же резервная мангруппа была создана в 68 Тахта-Базарском пограничном отряде. Служебно-боевая деятельность обеих мангрупп с этого времени неразрывно была связана и постоянно пересекалась. Именно из-за этого долгое время никто не мог понять, почему у ветеранов обеих РММГ такие разные воспоминания, несовпадения по времени и месту боевых операций, по фамилиям офицеров, солдат, сержантов. Вначале думали, что была создана одна резервная мангруппа и подводит память. Путаница прекратилась только после сопоставления всех поступающих данных. Тем не менее, в этом периоде ещё есть неясности, к примеру, непонятны периоды нахождения мангрупп в Кайсаре. Не совпадают даты участия в совместных операциях. Однако, как бы там не было, а точку в окончании совместной СБД Керкинской и Тахта-Базарской РММГ поставил именно 1982 год.

В целях обеспечения безопасности личного состава мангруппы стояли в открытом поле, где и встретили Новый 1982 год. Жили в палатках. Несмотря на палаточные штатные утеплители все равно было холодно. Более менее комфортно можно было чувствовать себя только в ясную солнечную погоду днём, когда столбик термометра поднимался выше 00С. А ночью тянул противный холодный ветерок, пронизывающий посты сторожевого охранения до костей. В палатках было тепло, но только при условии постоянной топки буржуйки дежурным. Вскорости от такой лагерной жизни народ завшивел. Доктор всех бойцов заставил сбрить везде и всё, что только было можно. Одновременно прогнал через «душегубку» (т.е. обработал горячим паром в специально оборудованном автомобиле) всё обмундирование. Именно тогда у тахта-базарцев при сушке гавкнулись все сапоги. Пришлось с Керков срочно везти новую обувку.

Затем при создании благоприятных условий, проведённой разведчиками предварительной работы с местными авторитетами, пограничники обеих мангрупп передислоцировались в старую английскую крепость (бывший кожевенный завод) Андхой.

В Андхойской крепости пограничники обосновались более, чем на 7 лет - вплоть до вывода советских войск из Афганистана. Летом от РММГ в крепости была выставлена одна застава, а чуть позже появилась отдельная усиленная застава от Шибарганской ММГ-2, основав тем самым постоянный андхойский гарнизон.

Анхойская крепость (кожевенный завод)

С воодушевлением народ начал оборудовать казармы, склады, а главное - нормальную человеческую кухню и столовую. Сложили настоящую русскую печь по выпечке хлеба. Мастером-печником был один дед из Керков - большой специалист в этом деле. Помогали ему бойцы мангруппы. Первый раз, после того, как колонна пересекла на участке 7 ПОГЗ линию государственной границы, дед чуть шею себе не сломал. Голова у него крутилась на все 360 градусов. После постройки и сдаче в эксплуатацию печи деду устроили экскурсию по андхойским дуканам (магазинам) и отправили обратно в Союз. На то время это была единственная кормилица хорошим настоящим русским хлебом, не то, что получалось в автомобильных печках на солярке. Выпечкой хлеба занялся Бобров Слава. А для офицеров и личного состава был назначен новый повар Стынга Виталий. Одновременно Стынга являлся и фельдшером в мангруппе. Через некоторое время поваром назначили Александра Гайдука. В Андхое Керкинская РММГ была первой. База с горючим находилась на 7 ПОГЗ 47 Керкинского ПОГО. Там же была сооружена вертолётная площадка, к-я часто использовалась, как база «подскока», при проведении войсковых пограничных операций в Андхойской зоне.

Район первого боестолкновения
РММГ с душманами, к. Джукха

Подучившись при кладке первой печи в Андхое, и запомнив наставления мастера, бойцы РММГ сами сложили аналогичную печь в Кайсаре в ноябре 1982. Пекли ли хлеб в этой печи личный состав Тахта-Базарской Резервной мотоманевренной группы во время отлучек керкинцев на боевые рейды - доподлинно неизвестно. Но есть точные сведения, что хлеб все последующие поколения кайсарцев ели свой. Качество было разным, что, в основном, зависело от сорта муки. На довольствие личному составу поставлялась мука, как правило, 1 или 2 сорта. А из неё суперхлеб испечь трудно. Тем не менее, когда мука была хорошей, то хлеб шёл на "ура", его брали с собой в Союз даже офицеры отряда и округа, когда бывали в Кайсаре в командировках. А про дедов подразделений и говорить не приходится. Они всегда были первыми у печи в момент доставания выпечки хлебопеком.

12 - 13 января 1982 г. Керкинская Резервная мотоманевренная группа обеспечивала ввод к местам постоянной дислокации прибывших в Керки эшелонами новых мотоманевренных групп: «Хабаровской» ММГ - в Меймене (центр провинции Фарьяб), 19 января 1982 года «Прибалтийской» ММГ - в Шибарган (центр провинции Джаузджан - столица газовой промышленности ДРА). Во время операции потерялся автомат у водителя 3 заставы РММГ. Целью такой совместной операции была, в том числе, и передача боевого опыта сопровождения транспортных колонн, потому что опыт боевых действий имелся только у РММГ, которая до этого уже неоднократно участвовала в боевых операциях на территории Афганистана ещё в ранге СБО. После ввода штатных мангрупп РММГ в феврале - марте дислоцировалась в Меймене вместе с 1 ММГ 68 Керкинского пограничного отряда.

Первое боевое столкновение РММГ-2 с душманами в зелёнке проиошло в районе кишлаком Джукха перед Рахматабадом в 36 километрах севернее Меймене.

С 03 по 06 февраля 1982 года РММГ участвует в совместном рейде с афганскими сарбозами. Оказана помощь афганцам в призыве в армию. Зачищены от бандгрупп кишлаки Каркин, Хамиаб напротив 10 ПОГЗ Керкинского ПОГО. В арык на нашей территории упал и перевернулся ГАЗ-66 под управлением Андриенко. Утонули 22 афганца.

В начале марта РММГ сопровождает транспортную колонну из Союза в Меймене. После колонны около 10 дней мангруппа находится в Меймене.

В марте (23.03 - 27.03) состоялся первый для 1 ММГ "Меймене" выход в Союз за транспортной колонной и обратно. Сопровождала мейменинцев РММГ-2 под командованием подполковника Колено В.М. Старшим колонны был полковник Опёнышев (НШ 47 ПОГО). В колонне также находились полковник Шевелёв (зам. начальника ОГ КСАПО по политчасти) и капитан Минаков (старший офицер разведотдела КСАПО). В течение первого дня боевые группы обеих мангрупп работали по зачистке кишлаков от Меймене до Горзада включительно, второй день - до к. Рахматабад, третий - встретили колонну и сопроводили её до Меймене. Четвёртый день - разгружали колонну, проводили техническое обслуживание и готовились к обратному маршу. Пятый день - сопровождали колонну до к. Рахматабад и вернулись с 1 ММГ в Меймене.

Место дислокации мотоманевренной группы "Кайсар"
(Карта Генерального штаба I-41-9, М=1:100000,
изд. 1986 г., геогр. координаты 35°41'10'' с.ш.;
64°17'50'' в.д. (прямоугольные координаты 16503)).

В начале апреля 1982 года РММГ Керкинского ПОГО приняла участие в совместной операции с боевыми группами от ММГ-1 "Меймене" Керкинского ПОГО, РММГ Тахта-Базарского ПОГО при поддержке авиаэскадрильи вертолётов 17 Марыйского авиаполка. Большими силами совместно с подразделениями 35 афганского пехотного полка и царандоя был проведён агитационно-пропагандистский и боевой рейд по кишлакам провинции. Целью операции являлось образование органов народной власти в центре Кайсарского улусвольства, самого удалённого от провинциального центра Меймене. Одновременно в ходе операции решалась задача о выборе места дислокации для РММГ 47 Керкинского ПОГО. В ходе боевых действий таким местом выбрали старую английскую больницу. В этой больнице кайсарские бандглавари устроили командный пункт и школу гранатомётчиков. Окружённая со всех сторон мощными 50-см бетонными дувалами она представляла собой неплохой укреплённый пункт. Для взятия больницы перед подходом главных наземных сил по больнице был нанесён точный РБУ. Бандиты просто разбежались из школы, однако оказали ожесточённое сопротивление на подступах к уездному центру Кайсар. Взять кишлак без переговоров с местными авторитетами не удалось. Да по сути никто и не пытался рвать на себе тельники по принципу "десантники не ждут, они наступают". Зачем стрелять, если можно договориться? Общее руководство операцией осуществлял представитель оперативной группы КСАПО полковник Смирнов В.Н. Однако, сделаем небольшое отступление, и приступим к изложению хронологии событий.

Следует отметить, что здесь имелся пробел в истории. Ветераны путались в датах взятия Кайсара и образования пограничного гарнизона. Сегодня в мае 2012 г., спустя 30 лет после прихода пограничников в Кайсар удалось установить истину. Следует сказать особое спасибо тем солдатам и офицерам, которые в наших боевых подразделениях делали какие-то свои записи и, главное, сохранившие их для потомков. Благодаря записной книжке начальника 1 оперативной группы "Меймене" 47 Керкинского ПОГО подполковника Нестерова Н.Н. восстановлена вся хронология боевых действий по взятию Кайсара и созданию в английской больнице постоянного пограничного гарнизона.

1 день операции с участием 1 ММГ 47 ПОГО

1 апреля 1982 г. С 09.00 до 13.00 боевая группа 1 ММГ 47 Керкинского пограничного отряда "Меймене" совместно с царандоем осуществляет прочёску кишлаков Сарбулак и Чагатак. Задержан один дезертир 35 пехотного полка ВС Афганистана.

2 - 5 дни операции с
участием 1 ММГ
и РММГ 47 ПОГО

2 апреля 1982 г. В 8.30 боевая группа 1 ММГ "Меймене" вышла в район Джумабазара для встречи РММГ 47 Керкинского пограничного отряда, сопровождающей армейскую колонну, следующую через Ширинтагоб в Меймене. Во время прочёски кишлака Ислим боевая группа вступила в бой с бандгруппой Мавлови Гапура численностью до 300 человек. В результате бандгруппа потеряла 60 душманов, повреждены 21 единица стрелкового оружия. В боевой группе огнём ДШК прошит правый борт и колесо БТРа - 731, получил ранение наводчик КПВТ. Ночевали перед к. Ислим.

3 апреля 1982 г. С утра повторно прочесали к. Ислим силами 35 пехотного полка и царандоя. Далее БГ выдвинулась в район кишлаков Сарайи-Кала, Шахмирхель. Осуществлена прочёска. Результатов нет. Ночевали недалеко от к. Шахмирхель.

4 апреля 1982 г. Боевая группа вышла в район к. Исламкала. Осуществлена зачистка кишлаков Горзад, Исламкала. В к. Турткуль проверена мельница, в которой находился склад с оружием. При прочёске захвачен заместитель главаря бандгруппы Кори Рахматулло (Ходжи Самад). Захвачена переписка Исламского Комитета, документация, медицинские инструменты и принадлежности, 60 патронов, 2 ручные гранаты. Проведена фильтация 46 человек, которые затем переданы сотрудникам ХАДа.

5 апреля 1982 г. Вышли под кишлак Сарайи-Кала. При прочёске окрестностей встретили вооружённое сопротивление со стороны бандгруппы численностью до 100 человек. Огонь по мангруппе вёлся с трёх сторон. Потери царандоя - 1 человек убит, у нас - 1 человек ранен. Получены разведданные, что в кишлаке Кохи-Саяд все постройки вдоль дороги бандгруппа Мавлови Гапура приспособила для ведения боя. В оперативную группу КСАПО доложено об остатках топлива в баках техники: от 20 до 60 литров, неисправностях двух БТРов и ГАЗ-66. Одним из неисправных БТРов был № 713. После того, как начальник штаба РММГ Дука М.Н. сел за руль на прочёске и полетал по арыкам, у БТРа заклинил движок. До Кайсара с уговорами и матюками дотянули на одном, а потом бортами привезли новый, в масле прямо с завода.

6 апреля 1982 г. Утром встретили в Джумабазаре армейскую колонну и провели её до кишлака Ислим. Обеспечив безопасность подхода РММГ 47 ПОГО, встретили её и совместно с нею в 18.30 прибыли в базовый лагерь в Меймене.

7 - 9 апреля 1982 г. Боевая группа 1 ММГ готовилась к выходу в Кайсар. РММГ занималась техническим обслуживанием боевой техники.

Взятие Кайсара, образование пограничного гарнизона

Хронология взятия Кайсара 10 - 15 апреля
1982 г. 1 ММГ и РММГ 47 ПОГО

10 апреля 1982 г. В 6.30 утра РММГ и боевая группа 1 ММГ вышли из Меймене в сторону самого отдалённого улусвольства провинции - Кайсар. Путь пролегал через кишлак Аксай на Альмар. По маршруту следования прочесали кишлаки Балич, Калог; под Альмаром - кишлаки Бешкара, Бухарикала, Карагуйли, Сурфали. Результаты - 9 единиц стрелкового оружия. Захвачены 8 душманов. На ночёвку остановились под Альмаром.

11 апреля 1982 г. Утром сводная боевая группа обеих мотоманевренных групп обеспечивали выступление губернатора Фарьябской провинции на митинге. Затем вертолётами афганских вооружённых сил отправили семьи местных активистов, захваченных душманов и губернатора в Меймене. Помогали властям провинции в становлении местных органов власти в Альмаре. После обеда совершили быстрый марш от кишлака Альмар до перевала Кызылкоталь. При движении постоянно приходилось задействовать БАТ для прокладки, разбитой дождями и весенними потоками, дороги. Без происшествий пересекли "долину смерти". Ночевали в районе перевала.

"Долина смерти" - небольшая долина перед перевалом Кызылкоталь. Названа так афганцами после того, как колонна афганских вооружённых сил, следовавшая из Меймене в Калайи-Нау через Кайсар, была наголову разгромлена в этом месте. Несколько альмарских бандгрупп, устроили засаду, заранее оборудовав огневые точки на сопках вдоль дороги. При втягивании колонны в долину ими были подбиты первая и последняя машины. Тем самым движение афганской колонны было заблокировано. Люди и техника практически в упор были расстреляны из имеющегося на вооружении бандгрупп стрелкового оружия и гранатомётов. Остатки сорбозов были рассеяны. В ВС Афганистана они больше не служили. На месте остались и до сих пор там находятся только остовы от сгоревших автомашин и бронетранспортёров.

12 апреля 1982 г. Совершили марш от перевала Кызылкоталь до Кайсара. По пути следования прочесали кишлаки Сарасиаб, Арзулуки-Паин, Зафаран. Захвачена документация Исламского комитета, 3 единицы стрелкового оружия, задержаны 16 человек, 24 отфильтрованы. Нанесены РБУ по районам Тоймаст, Саур. Согласно получаемым разведданным бандгруппы Рауфа планируют уйти из района операции. Ночевали юго-восточнее кишлака Наудари-Кала. Первым в Кайсар вошёл БТР - 731 1 ММГ "Меймене". Он получил почётное наименование "Кайсарский".

13 апреля 1982 г. С утра силами 1 ММГ прочёсаны кишлаки Аркалик, Зафаран, Тоймаст. Нанесены РБУ по районам кишлаков Янгишагаси (бандгруппа Хатама, Аллам Дивона), Гундасанг (бандгруппа Рауфа). По полученным разведданным в кишлаках Ходжа-Кинти и Шах находятся до 400 душманов Мавлови Тараки и Халифа Мухитдина. Часть бандитов Рауфа - в к. Тахумдара. Бандгруппа Адамхана (до 200 человек) отошла в пески Мельхам.

Из воспоминаний Радченко Бориса Семёновича, старшего офицера полевой оперативной группы «Меймене» 47 Краснознамённого Керкинского ПОГО:

Первый выход в удалённый от провинциального центра город Кайсар, 1 ММГ «Меймене» совершила в апреле 1982 года. Блокированные душманы оказали ожесточённое сопротивление. После доставки вертолётом в ОГ «Меймене» авторитета кишлака и переговоров с ним, в тот же день, душманы перешли на сторону властей. Первому БТРу ММГ, вошедшему в Кайсар, было присвоено почётное наименование «Кайсарский». С целью склонения БГ к отказу от ведения боевых действий против органов власти, подразделений афганской армии и советских войск, с главарями БГ велись переговоры. Отдельные БГ после переговоров переходили на сторону властей, и на их базе создавались группы защиты революции (ГЗР), часть БГ негласно сотрудничала с властями, отказываясь от совершения терактов, ведения боевых действий. Члены БГ, перешедших на сторону властей, получали жалование как военнослужащие.

Когда из Кайсара прилетел вертолёт, авторитета встретили и с уважением провели в палатку, где уже был накрыт стол. Не смущаясь нас, авторитет удобно устроился за столом. Губернатор начал с ним переговоры. Однако авторитет как-то неожиданно замер, уставился в одну точку и, как бы, не слышал и не видел губернатора. На вопросы не отвечал. Десятиминутное, жаркое выступление губернатора повисло в воздухе и не произвело на авторитет никакого впечатления. Он молчал, до предложенного ему чая и сладостей не дотрагивался. Переговоры явно проваливались. И тут мы обратили внимание, что авторитет не просто уставился в одну точку, а внимательно смотрит на включенный без звука маленький телевизор, стоящий в углу палатки, на экране которого шёл фрагмент из балета "Лебединое озеро". Наступила тишина. Все молчали. Губернатор, за спиной которого находился телевизор, ничего не мог понять, а все остальные также уставились в телевизор. Затем кто-то подошёл и добавил звук. Губернатор повернулся и тоже стал смотреть балет. Так продолжалось минут 20. По очереди мы выходили из палатки и курили, а авторитет всё смотрел телевизор. Потом он неожиданно спросил у губернатора, что как же маленькие люди пляшут в этом ящике. Губернатор объяснял, что в небе летает советский спутник и передает всё это из СССР в Афганистан на антенну этого ящика, то есть телевизора. Объяснял ему минут 15. Выслушав губернатора, авторитет задумался и затем заявил губернатору, что если аллах пропускает лучи русских на землю Афганистана, то, по его мнению, они не такие уж и плохие люди. Затем, переговорив с ним ещё минуту, авторитет и губернатор улетели в Кайсар. Через два часа пришло сообщение, что БГ Кайсара перешла на сторону властей.

14 апреля 1982 г. Сводные силы мотоманевренных групп проводили техническое обслуживание боевой техники и вооружения. Небольшая боевая группа обеспечивала работу руководства провинции в Кайсаре, где проходили сложные переговоры с бандгруппой Кидая о её переходе на сторону народной власти. Был достигнут успех. Ещё одной бандгруппой в улусвольстве стало меньше. Ночь на постах сторожевого охранения в мангруппах и в Кайсаре прошла спокойно.

15 апреля 1982 г. Утром сводная боевая группа занова зачистила к. Янгишагаси. На выходе из кишлака были обстреляны две БМП. Вернулись прочесали кишлак ещё 3 раза. Обнаружены: одна ручная граната, "воздушка". Захвачены документация Исламского комитета Исламской партии Афганистана. По прибытию в Кайсар часть боевой группы обеспечивала работу властей провинции с населением улусвольства. Руководством принято решение о создании в Кайсаре органов народной власти. От экипажей вертолётов получена информация об уничтожении в районе к. Янгишагаси бандгруппы душманов численностью до 20 человек.

За крепостными стенами
кайсарской крепости

16 апреля 1982 г. С 00.15 до 02.20 позиции ММГ были обстреляны бандгруппой численностью до 20 человек. С южной окраины к. Наудари-Кала, используя магнитофон, душманы пытались оказать психологическое давление на личный состав мангрупп. На кассете был записан рёв приближающейся разъярённой толпы с призывами на русском языке сдаваться. Миномётным огнём (3 мины) магнитофон уничтожен. Последовавший за этим обстрел из двух пулемётов, автомата и бура подавлен ответным огнём мотоманевренных групп. В течение светлого времени суток проводилось техническое обслуживание техники, заправка ГСМ. С наступлением темноты на подступах к лагерю была выставлена засада.

За крепостными стенами
кайсарской крепости

17 апреля 1982 г. Проведён боевой рейд по прочёске кишлака Шах. РММГ уничтожила 13 мятежников. Захватили 2-х душманов, 5 единиц стрелкового оружия, 5 выстрелов к РПГ. Ночью на подступах к стоянке была выставлена засада.

18 апреля 1982 г. Сводная боевая группа прочесала кишлак Бирка. Захвачены 5 единиц оружия, 300 патронов. Проведена рекогносцировка местности в районе Кайсара. В ходе работы и консультаций с органами власти выбрано наиболее целесообразное место под дислокацию гарнизона, расположенное фактически в центре Кайсара рядом с базарной площадью и в то же время обособленно от кишлака. Рядом находились и все органы власти: улусвол, комитет НДПА, царандой, ХАД и ближе всех подразделение сорбозов. После всех согласований с ОГ КСАПО принято решение о размещении пограничного гарнизона в старой английской больнице, брошенной душманами после взятия Кайсара. Местным населением больница до появления там бандитов фактически не использовалась.

19 апреля 1982 г. Сводные силы 1 мотоманевренной группы "Меймене" и Резервной мотоманевренной группы 47 Керкинского пограничного отряда перешли в выбранное накануне место - старую английскую больницу, построенную англичанами в первые десятилетия 20-го века и приступили к обустройству постоянного пограничного гарнизона в Кайсарском улусвольстве. Место постоянной дислокации мангруппы утвердил лично начальник ОГ КСАПО полковник А.Ф. Борисов.

Вид пограничного гарнизона "Кайсар" в апреле 1982 г.

20 апреля 1982 г. РММГ с утра обеспечивала работу мейменинского губернатора в Кайсаре. 1 ММГ провела рекогносцировку местности по реке Кайсар на протяжении 3 - 4 километров, далее в районах кишлаков Сарасиаб, Янгишагаси, Йозбеги, Мухаммедходжа, Беш-Бала.

21 апреля 1982 г. В течение дня вели переговоры с бандглаварями о переходе на сторону народной власти. Основная часть личного состава занималась обустройством лагеря.

22 апреля 1982 г. Боевая группа 1 ММГ "Меймене" вышла на встречу транспортной колонне, шедшей с Тахта-Базара. РММГ Тахта-Базарского ПОГО полным составом вместе с боевой группой ММГ-1 "Калайи-Нау" под общим командованием начальника полевой ОГ "Калайи-Нау" майора Лунякова П.И. выдвигались из Баламургаба в Кайсар. С колонной шли сарбозы из гарнизона Баламургаба.

В районе к. Чечакту в Тахта-Базарской РММГ подорвался ГАЗ-66, гружёный 82-мм и 120-мм минами. Начался сильный обстрел колонны. Взрыв произошёл под водительским колесом, водитель получил контузию и ранение. Бой продолжался весь день при постоянной поддержке с воздуха вертолётами 17 ОАП. После того как отрабатывала одна пара бортов, их тут же сменяла новая пара, а те уходили на базу "подскока" Хумлы на дозаправку и загрузку боекомплекта. Натиск врагов был настолько сильным, что противодействие доходило до рукопашной. Особо отличились сержант Ершов и рядовой Чинчой, которые, израсходовав боеприпасы, были вынуждены вступить в рукопашную с душманами и уничтожили троих.

Врач РММГ лейтенант Погребицкий Владимир во время боя спас жизнь начальнику штаба РММГ капитану Добродееву Г.И. Заметив, что один из сарбозов целится в начальника штаба, лейтенант Погребицкий В. выбил винтовку из его рук.

23 апреля 1982 г. Утром сводные силы 1 ММГ и РММГ 47 Керкинского ПОГО встретили РММГ 68 Тахта-Базарского ПОГО (начальник мангруппы капитан Волк В.М.) Осуществлена передача кайсарского гарнизона, прибывшей РММГ. После передачи 1 ММГ и РММГ 47 Керкинского ПОГО вышли из Кайсара в сторону Альмара. По пути следования прочесали кишлаки Карагуйли, Сурфали. Уничтожены 6 душманов, захвачены 2 единицы стрелкового оружия. Ночевали под Альмаром.

Волк В.М., бывший комендант
2 ПОГК "Чаршанга" 47 ПОГО

24 апреля 1982 г. Сводная боевая группа прошла кишлаки Лангар, Чимкала, Джургуун, Акгумбаз, Касабакала. Уничтожены 23 душмана, 3 автомобиля, 7 мин. Захвачены 10 АК, 19 буров, 12 пистолетов, 1 РПГ, 5 выстрелов к РПГ, около 1000 патронов, 2 ручные гранаты, документация Исламского комитета в 2-х ящиках, идеологическая литература, медикаменты.

25 апреля 1982 г. В 00.40 1 ММГ совместно с РММГ 47 ПОГО прибыли в базовый лагерь "Меймене". В 07.45 РММГ-2 в составе армейской колонны убыла в Союз.

В этот же день, проводив транспортную колонну до границы, РММГ-2 вошла в Андхойскую крепость и приступила к дальнейшему обустройству крепости совместно пограничным гарнизоном.

Операция завершилась полным успехом и войсковым прикрытием ещё одного важного направления в зоне ответственности пограничных войск на участке 68 Тахта-Базарского ПОГО. Отныне бандгруппы, орудующие перед участками 2, 3 пограничных комендатур не могли чувствовать себя спокойно, пока у них в тылу, на достаточно небольшом расстоянии находилось два гарнизона "шурави" в Кайсаре и в Калайи-Нау, а также основная дорога из центра Фарьябской провинции Меймене и до центра Бадгизской - Калайи-Нау.

Таким образом, в конце апреля Кайсар был передан Резервной мотоманевренной группе 68 Тахта-Базарского пограничного отряда. 28 мая в Кайсар через Гормач, Чечакту пришла с колонной усиленная БГ ММГ "Калайи-Нау", которая застряла в Кайсарском улусвольстве на весь июнь. Тахта-Базарская РММГ-1 ушла с колонной обратно в Тахта-Базар и далее использовалась согласно планам командования округа в Баламургабе и в составе ДШЗ. Тахта-Базарцы продолжили работы по подготовке и переделке помещений под военные нужды. Личный состав чувствовал себя за стенами больницы не только спокойно, но и довольно уютно в отличие от большинства пограничных гарнизонов других точек, которые проживали в землянках.

2 мая 1982 года на высоте 600 метров над Кайсаром духами был сбит вертолёт Ми-8Т, борт № 10, 17 ОАП, в/ч 2178. Борт совершил аварийную посадку, загорелся и быстро взорвался. Экипаж остался жив: ст. лейтенант Ефремов И.А., лейтенант Соболев В.Г., лейтенант Болдин В.В., рядовой Горяинов А. В это время в Кайсаре находилась РММГ Тахта-Базарского ПОГО. Минут через 5 приземлился второй борт и забрал экипаж.

Фоторепортаж Б. Радченко о первом
выходе в Кайсар в апреле 1982 г.

Изложенный материал, повествующий о первом выходе пограничников 47 пограничного отряда в Кайсарское улусвольство, образовании в Кайсаре пограничного гарнизона предоставлен старшим офицером полевой оперативной группы 1 ММГ "Меймене" Борисом Радченко - за что ему отдельное "спасибо". Без него мы бы вряд ли поставили точку в споре о том, кто был первым в Кайсаре, когда был образован гарнизон, с какого времени начинается отсчёт истории ММГ "Кайсар". Для нашей истории, истории мотоманевренной группы это один из важных моментов, с какой стороны на него не смотреть.

Небольшой отдых и обслуживание боевой техники в Керках c конца апреля и включительно по майские праздники РММГ получила в период майской усиленной охраны государственной границы. Личному составу выдали новую экспериментальную форму. Но конца усиленной личный состав не дождался. 4 - 5 мая РММГ из Керков вернулась в Анхой, далее до 10 мая провела рейд в прибрежной зоне Аму-Дарьи от Мазари-Шарифа Термезского ПОГО до 10 ПОГЗ «Боссага» Керкинского ПОГО. Останавливались на некоторое время в к. Шортепа. Боевая группа заходила в СБО "Келиф". Действовали в основном вдоль коммуникаций, что приводило к выталкиванию бандгрупп с занимаемых ими территорий и их рассеиванию. За итоги операции март - апрель 1982 г. награждён медалью «За боевые заслуги» замполит РММГ-2 капитан Кузнецов М.В.

к. Шортепа на берегу Аму-Дарьи

О причинах этой операции кайсарцы узнали из газеты "Комсомольская правда" от 13 мая 1982 года. № 110 (17416). "Под бурные аплодисменты... Б. Кармаль и Ш.Р. Рашидов разрезают алую ленту. По мосту "Дружба" идёт первый железнодорожный состав. 12 мая 1982 года, мост торжественно был сдан в эксплуатацию. Это событие широко освещалось в советской прессе и телевидении. А в это время РММГ-2 из Шортепа забрала всех хадовцев, партийцев и их жён, т.к. они уже 3-е суток отбивались от духов и в случае неприбытия подмоги собирались сдаться. Командовал операцией начальник разведотдела Керкинского пограничного отряда полковник Мамаджанов (старший БТР-713). Из Шортепа с заходом в отряд мангруппа ушла обустраивать базу в Андхое. По дороге от Каркина до 10 ПОГЗ "Боссага" расстреляно 5 вёдер патронов 5,45 мм к АК.

После ввода зимой 1982 года штатных подразделений пограничных войск весной началось перемещение остававшихся в северных провинциях ДРА отдельных частей и подразделений 40-й армии (из Калайи-Нау, Меймене, Акча, Имамсахиба и др.) в центральные и южные районы, а также некоторых афганских пограничных подразделений (из Шерхана, Ходжагара, Ишкашима и др.) на границу с Пакистаном. Это означало серьезное возрастание нагрузки на пограничные подразделения, находившиеся на севере Афганистана. Менялась и тактика действий бандгрупп, они начали уклоняться от прямых боестолкновений, действуя из засад.

Тахта-Базарская РММГ:

Осенью 1982 года в Кайсаре находилась РММГ Тахта-Базарского ПОГО, к-я до этого, после ввода в ноябре 1981 г. в Афганистан, дислоцировалась в Баламургабе рядом с сожжённым духами хлопкоперерабатывающим заводом (рядом находилась брошенная бывшая английская гостиница). Т.е., тахта-базарцы пересекли границу одновременно с керкинцами. Последние на участке 7 ПОГЗ Керкинского ПОГО, а тахта-базарцы на участке 9 пограничной заставы Тахта-Базарского ПОГО. Первой большой операцией РММГ было обеспечение ввода в течение 6 – 8 января 1982 года ММГ, прибывшей с Северо-западного пограничного округа, в Калайи-Нау.

В один из зимних дней 1982 г. находящаяся под контролем ИОА банда Мохаммадхана Моалема, которая насчитывала свыше трехсот вооруженных головорезов, захватила и сожгла хлопкоперерабатывающий завод. По этой причине РММГ в конце января - начале февраля срочно ввели в Баламургаб.

Весь май в Кайсаре простояла РММГ "Тахта-Базар". В конце мая, 28 числа 1982 года в Кайсар пришла БГ ММГ "Калайи-Нау" после операции под Гормачом. Тахта-Базарская РММГ ушла на операцию под Баламургаб и вернулась в конце июня, далее находилась в больнице всё оставшееся лето, сентябрь и октябрь. В июне РММГ выделяет для участия в операции под Альмаром и Меймене нештатную ДШЗ.

7 июня 1982 г. крупная бандгруппа обстреляла из миномётов лагерь. Нападение было дерзким и неожиданным, при этом погиб командир ИСАПВ лейтенант Шаевич О.Ю. и семь военнослужащих ММГ "Калайи-Нау" были ранены. Обстрел продолжался всю ночь.

Утром 8 июня, прибывшие из Тахта-Базара за ранеными борты были обстреляны душманами из ДШК. Один вертолёт был повреждён, командир экипажа ранен. Борт сел в Кайсаре. Через несколько дней после ремонта с заменой двигателя самостоятельно улетел в Мары.

В весенне-летний период Керкинская мангруппа приняла участие в совместных действиях пограничных войск под Акчей, Балхом, Мазари-Шарифом и др.

В мае при проведении рейда (с 14 мая) в районе Мазари-Шарифа был взят в плен главарь банды. В операции участвовали: 1 застава - капитан Кривонос В., замполит ст. лейтенант Волков А.В.; 2 застава – капитан Корвяков В.; 3 застава – капитан Виноградов Ю., замполит ст. лейтенант Евсейко И.; доктор – ст. лейтенант Василенко С. (прибыл в конце операции). Во время блокирования кишлака часть боевой группы была выдвинута в засаду ближе к окраинным домам. Основная часть сил и миномётчики стояли в поле. Расчёт 120-мм миномета под командованием сержанта Миленко В.В. заступил на боевое дежурство во вторую половину ночи. В соответствии с задачей расчёт беспокоил духов каждые десять минут, кидая мины в их возможное место расположения. Но, как это частенько бывает, кто-то чего-то недопонял и один из бойцов открыл огонь по причудившимся духам из БТРа, стоящего метрах в пятистах от позиции миномёта. Появились раненые. В результате разборок по горячим следам начальник мангруппы майор Колено В. подозвал Миленко В.В. к себе, недолго думая, врезал сгоряча подзатыльник, решив, что это наша мина принесла неприятности. А утром врачи нашли в ранах пацанов медные осколки, тогда и стало ясно кто прав, а кто виноват. В минах-то меди нет, да и осколки у мины, как правило, крупные.

В июне 1982 года действия пограничников в ДРА завершались операцией по очистке «зелёной зоны» - приграничных районов на рубеже Андхой, Меймене (напротив стыка Тахта-Базарского и Керкинского погранотрядов). Операция эта не имела серьёзных боевых столкновений. Итогом явилось то, что три бандформирования вступили после операции в переговоры с властями и изъявили готовность сложить оружие. Но, к сожалению, не всё прошло гладко. РММГ Керкинского ПОГО в период проведения операции несёт первые боевые потери. В составе объединённых пограничных сил принимает участие и нештатная десантная застава (ДШЗ) от РММГ из Тахта-Базарского пограничного отряда.

В воспоминаниях участников этой операции присутствует фамилия начальника 1 пограничной заставы Виктора Кривоноса, бывшего командира ВПБС. По другим данным начальником 1 заставы в ноябре, т.е. при формировании мангруппы был назначен Яровенко Виктор. Однако, считаю правильным то, что начальником 1 заставы был всё-таки Кривонос, а Яровенко - стал начальником позже. Причём, он, скорее всего, прибыл в РММГ уже после гибели первого замполита 1 заставы Волкова А. в июне 1982 г. В то же время в списках значится и начальник 1 заставы капитан Ремицкий, бывший в мангруппе до лета или осени 1983 г. Может быть, он менял Кривоноса? Где истина? Вопрос пока открытый.

В первой декаде июня 1982 года руководством КГБ и Министерства обороны СССР было принято решение о проводке большой транспортной колонны десантников через Хайратон, Шибарган на Меймене. Керкинская РММГ встретила двигающуюся колонну вечером 10 июня в Даулатабаде, где всегда останавливались на ночёвку перед переходом через зелёнку. Утром 11.06.1982 года сводные боевые группы мотоманевренных групп вышли из Даулатабада для дальнейшего сопровождения армейской колонны до Меймене. В связи с тем, что всё было согласовано и спланировано на уровне Москвы, то личный состав, чувствуя ответственность за целостность транспортной колонны, хорошо подготовился.

Согласно полученным разведданным в зелёнке в районе к. Кохи-Саяд и далее, не доходя до места расположения афганского батальона сорбозов в Файзабаде (мейменинская зелёнка), готовил засаду Мавлави Гапур, или как его иногда называли Мавлави Кара (Чёрный Мулла). С учётом полученной информации было принято решение: прикрыть колонну слева со стороны речки Ширинтагао (Ширинтагоб) и справа со стороны сопок, одновременно проводя зачистку кишлаков.

Основная боевая группа РММГ-2 двигалась по центральной дороге в боевых порядках колонны прикрытия. Со стороны Меймене до Файзабада была зона прикрытия колонны боевой группой ММГ-1 «Меймене». Сразу при входе в зелёнку ГПЗ были замечены небольшие группы духов, о чём старший заставы незамедлительно доложил старшему БГ на БТР-713 начальнику штаба РММГ Дуке М.Н. (позывной 81).

Через некоторое время по радио раздались крики замполита мангруппы капитана Кузнецова М.В., который сообщил, что БТР-717 (3 ПОГЗ), на котором он возглавлял группу по проческе зелёнки со стороны сопок, получил прямое попадание из гранатомёта. Граната попала в башню. Кумулятивный заряд почти полностью перерезал ствол ПКТ и повредил КПВТ, тяжело ранен наводчик Анатолий Бондаренко. Ещё несколько бойцов (Василий Дьяченко из Черкасс и др.) посечены осколками. Ранение получил и сам Кузнецов, к счастью лёгкое.

Далее основная группа ММГ, как обычно, встала на блоках вдоль центральной дороги, по которой шла колонна. Когда подошла колонна с армейскими десантниками, наши офицеры предупредили о сложной обстановке в зелёнке. Посоветовали подождать, пока закончится прочёска. Но их не послушали («десантники не ждут, они наступают»), и колонна пошла вперед. В грузовых камазах в основном были боеприпасы, в т.ч. бомбы. Почти сразу же начался интенсивный обстрел колонны из стрелкового оружия. После того, как вооружение БТР-717 было выведено из строя, наша группа дальше вглубь зелёнки не пошла и осталась на дороге. Чтобы избежать участи 717-го, десант БТР-713 по команде старшего покинул броню и рассредоточился справа от дороги за насыпью, т. к. основной огонь вёлся с левой стороны по ходу движения на Меймене. Кочетов В. оставался за пулемётами 713-го, обрабатывал свой сектор стрельбы и был постоянно на связи. В этот день с БТРа было расстреляно 2 боекомплекта. От пороховых газов страшно болела голова, а ночью всем экипажем пришлось снаряжать

В какой-то момент к БТРу подъехала ЗУ «Шилка» и наводчик спросил: «Откуда стреляют». Кочетов показал на находящееся в метрах 150-160 строение. «Шилка» развернула стволы параллельно земле и понеслась очередь. Когда осела пыль в той стороне после работы «Шайтан-арбы» была видна только куча глины. Духи страшно боялись «Шилки», за что и дали этой машине такое прозвище. Удивительно, но наводчик «Шилки» сидел, «открытый 7 ветрам», сверху боевой машины, защищенный с 3-х сторон только железными листами и рядом с ним был прикручен АГС-17, который сослужил плохую службу. За поворотом дороги духовская пуля попала в коробку с гранатами и пацана разнесло в клочья. Водителя из подбитой горящей машины вытаскивал старшина 2-й ПОГЗ Тонкошкур Виктор, который за этот эпизод был представлен к медали "За отвагу". Автомат десантника оказался у нас в БТРе и потом месяца 2 никто не мог его никуда сплавить. Когда колонна прошла, стрельба внезапно стихла. Духи отдыхали, ждали продолжения "банкета". Мы спокойно стояли и ждали пока все соберутся, чтобы уйти в Даулетабад на ночёвку.

Место гибели ЗНЗ-1 по политчасти
Волкова Аркадия Владимировича.

Вдруг к основной группе РММГ неожиданно подлетела и остановилась БМП-720 первой пограничной заставы. Десант выскочил с огромными от ужаса глазами и, с криками: «Волкова убили!», бросился к боевой технике. Весь личный состав БГ был шокирован неожиданной потерей замполита 1 заставы.

Выяснилось, что БМП-720 сопроводила десантную колонну до сарбозовского батальона в Файзабаде и направилась назад к основной части боевой группы. На обратной дороге лейтенант Волков А. попросил оператора-наводчика боевой машины пехоты, кстати, собирающегося увольняться в запас, поменяться местами, так как предвидел, что ещё не всё закончилось, и духи ждали их возвращения. Так и произошло. Граната из РПГ, выпущенная душманом из засады, попала прямо под башню БМП и Волкова А.В. не стало. Точно определить его место гибели в настоящее время невозможно, так как те, кто находился с ним в боевой машине, были так потрясены случившимся, что сразу даже не сообщили по радиостанции о произошедшем факте. Открыв огонь из всех видов оружия по всем направлениям, БМП летела по дороге пока не вышла к основным силам мангруппы.

После этого боевая группа развернулась и быстро пошла к выходу из зелёнки. Сегодня день был не наш. Во время движения бойцы вели огонь из всех машин и, даже проскочив опасную зону, колонна продолжала трассерами поливать поля с пшеницей, как будто это что-то могло изменить в том, что уже случилось.

Сопоставив все данные, можно констатировать:
  • Заместитель начальника 1 ПОГЗ по политчасти Волков Аркадий Владимирович погиб в долине реки Ширинтагао в районе кишлака Кохи-Саяд в 45 километрах севернее от Меймене или в 85 км южнее Андхоя, напротив участка 1 пограничной заставы Керкинского ПОГО «Таракчи». Награждён орденом Боевого Красного Знамени, посмертно.
Эта была первая боевая потеря нашей Керкинской РММГ.
(Карта Генштаба J-41-130 «Чаршанго», издание 1986 г. М=1:100000, 36°15' с.ш.; 64°52' в.д. (68167)).

К сожалению в этом злополучном 1982 году лейтенант Волков А.В. был не последним погибшим на этой войне из личного состава нашей мангруппы. И не только нашей. Эта текстовая вставка нужна для установления истины в датах. Где-то закралась ошибка. По одним данным боевая группа РММГ-2 встретила колонну 10 июня. Трагедия случилась 11 июня. Но, официально в Книгу Памяти: Военнослужащие органов и войск КГБ СССР, погибшие в Республике Афганистан (1979 - 1989 г.) - М.: Граница, 1993, вошла дата гибели Волкова - 13 июня 1982 г. Эту дату подтверждает и Анатолий Койда, командир миномётного взвода.
Дату 11 июня указывает в своих воспоминаниях его однокашник Виктор Носатов и наводчик КПВТ 2 заставы РММГ Владимир Кочетов. Если 13 июня дата правильная, то тогда получается, что между 10-м и 13-м июня где-то была ещё одна ночёвка или колонна была встречена БГ РММГ не 10, а 12 июня. Вопрос пока открытый...
Необходимо добавить, что на участке 47 Керкинского пограничного отряда мейменинская зона на весь период нахождения в Афганистане наших пограничников всегда оставалась самой опасной и непредсказуемой в отношении действий бандгрупп. Связано это в первую очередь со сложностью рельефа, большим количеством кишлаков вдоль дорог и зеленью, позволяющей одним практически безнаказанно устраивать засады, другим быть у них на прицеле, как на ладони.

Прошло чуть больше месяца с момента трагической гибели замполита 1 пограничной заставы лейтенанта Волкова А.В. Ещё не прошла горечь потери. РММГ-2 продолжала вести активные боевые действия: рейды, проводки колонн, засады, зачистки кишлаков с помощью подразделений афганской армии.

С 26 июня начата войсковая операция в прибрежной зоне и районе кишлака Акча (провинция Джаузджан) в целях разгрома бандгрупп и обеспечения безопасности газопровода, доставлявшего в СССР газ.

1 июля в 04.00 утра моджахедами был вновь взорван газопровод вблизи кишлака Ферокала (район Акчи). Вышедшая сюда РММГ-2 обнаружила банду и сходу, вступив в бой, уничтожила её. Какое-то время разведчики и афганцы восстанавливали органы народной власти в кишлаке. Собрали людей на митинг, организовали отряд защиты революции. Повреждения на газопроводе устранили советские специалисты под охраной ММГ.

Газопровод после взрыва выглядел удручающе: разорванные трубы и красный от пламени песок. Это был уже третий подрыв неохраняемого объекта, два первых случились 30 мая и 16 июня. Нанесённый ущерб бюджету ДРА составил около 2 миллионов долларов. После этих подрывов были приняты меры по охране газопровода.

Владимир Кочетов, наводчик КПВТ БТР-713, водитель по совместительству

Не помню названий кишлаков, но эта операция под Акчой запомнилась на всю жизнь. Впервые я увидел такую продолжительную и массированную работу бортов. Ми-8 по спирали забирались вверх и сбрасывали 500-килограммовые бомбы на кишлак. Вверх летели здоровенные деревья, дома в пыль и прах. Сами пограничники не справлялись, пришлось на помощь звать силы танкового батальона 122-го мотострелкового полка. Прибыли несколько танков. На одном из них рядом с водителем была обезьяна, которая с удовольствием поедала кильку из банок и всё норовила стрельнуть сигарету. Танковые пушки тоже порадовали – такой огневой мощи у нас ещё не было.

Под этим кишлаком получили ранения наводчик 710 БТРа Сергей Радулов и стрелок Сергей Калиниченко. Вечером при обстреле кишлака от вибрации открылась крышка командирского люка и струя очереди из ПКТ влетела внутрь БТРа. Утром раненых бортами отправили в госпиталь.

Запомнился также вкус козлика, который в ужасе выскочил из кишлака и тут же был нами приватизирован выстрелом из АКСа.

Помню снайпера, который изводил нас и днём и ночью. Поскольку мы стояли на блоке, то за пищей нужно было ходить вдоль кишлака к 710-му БТРу, а от него вглубь к основной группе, то нам частенько приходилось ползать с котелками.

В июле началась крупная операция в районе Акчи силами четырёх ММГ и ДШМГ. В ходе боевых действий в Джангаль-Арыке уничтожили банду, захватили много оружия.

В результате операции в течение месяца уничтожено более 1000 бандитов, в том числе 11 главарей, захвачено 560, из них 3 главаря. Изъято и уничтожено 280 единиц оружия, взорваны 7 складов с боеприпасами и продовольствием, 56 единиц автотехники. Задержано 120 бандпособников. После небольшого отдыха РММГ ускоренным маршем пошла в Балх, а после Балха в Мазари-Шариф.

При блокировании кишлака Эракли под Шибарганом в боевом столкновении с моджахедами ранения получили 2 бойца 2 ПОГЗ РММГ-2.

В операции в районе к. Балх моджахеды провели дерзкий миномётный обстрел места ночевки 4-х мотоманевренных групп. Сводная боевая группа открыла ответный огневой налёт из всех видов оружия. Через 2 дня ночной огневой налёт из всех видов оружия осуществлён по блокированному кишлаку (название уточняется). Кишлак небольшой, простреливался насквозь, так что пули свистели над головами бойцов как шершни. Ответный огонь духов не последовал. После операции РММГ-2 вернулась в Меймене.

к. Базаркала, место гибели с-та Бутенко Н.П.,
ефр. Васильева В.Б., ряд. Саботюка А.И.,
основная дорога Андхой - Меймене

В ночь с 25 на 26 июля 1982 года в 12 км южнее Даулатабада боевая группа в составе двух БТРов и одной БМП вышла в засаду. Старшим группы был назначен начальник штаба мангруппы майор Дука М.Н. Ночь прошла спокойно. Видимо душманы знали о месте засады, что им было было несложно выяснить ещё с вечера в условиях окружения места боевых действий сплошными кишлаками. Утром в 11.00 при возвращении в базовый лагерь около кишлака Кохи-Саяд боевая группа нарвалась на засаду боевиков Мавлави Гапура, банда которого в лучшие времена насчитывала около 300 душманов. Выстрелом из гранатомёта была подбита БМП (старший боевой машины – прапорщик Курочка Анатолий) и БТР № 713. Завязался бой.

В начале боя прапорщик Курочка А. растерялся от плотного огня боевиков, что привело к потере контроля над действиями экипажа подбитой БМП. Несмотря на дальнейшие слаженные действия всех боевых машин, избежать потерь мангруппе в этот раз не удалось. В скоротечности боя кто-то открывал коробки с патронами и банки с запалами от гранат руками, так как искать штатную открывашку было некогда. И ведь получалось! Открыв ответный огонь, боевые машины поубавили тем самым прыть духов и дали возможность вытащить из-под обстрела подбитые БТР, БМП и экипажи.

Обе машины вытащили из под обстрела моджахедов, потеряв при этом трёх человек: сержанта Бутенко Н.П., ефрейтора Васильева В.Б., рядового Саботюка А.И. Прапорщик Курочка А. и ещё 5 человек получили контузии. В этом же боестолкновении ранен майор Дука М.Н., руководивший всей боевой группой на БТР № 713, водитель Николай Пономаренко. Бронетранспортёр получил пробоину из гранатомёта, которую позже заварили.

Согласно имеющимся данным 26 июля 1982 г. боевая группа РММГ, попав в засаду в 12 км южнее Даулатабада в районе кишлака Базаркала, потеряла трёх человек:
  • командира отделения 1 ПОГЗ сержанта Бутенко Николая Петровича (награжден медалью «За боевые заслуги», орденом Красной Звезды - посмертно);
  • наводчика-оператора БМП 1 ПОГЗ ефрейтора Васильева Валерия Борисовича (награжден медалью «За отвагу» - посмертно)
  • мастера взвода боевого обеспечения рядового Саботюка Анатолия Ивановича (награжден медалью «За отвагу» - посмертно).
Карта Генштаба J-41-130, М=1:100000, изд. 1986 г., географ. координаты 36°22'20'' с.ш.; 64°53'40'' в.д. (прямоугольные координаты 70288).

После событий 26.07.1982 г. начальник штаба Дука М.Н., водитель БТР-713 Пономаренко Николай и стрелок Толик Дудчик были отправлены в госпиталь. За водителя остался Владимир Кочетов. Мангруппа ушла в Керки на несколько дней для обслуживания техники.

После Керков с 3 августа началась очередная операция. Боевая группа из отряда зашла в Андхой. На броне везли ДШМГ, тогда ещё нештатную. Переночевав в крепости, РММГ направилась под Даулатабад.

От Андхоя боевая группа тронулась рано утром, фары не включали из соображений секретности. Техника двигалась в колонне по приборам ночного видения. Вместо Дуки экипажу 713-го выделили старшим разведчика из пограничного отряда. Согласно расстановке 713 возглавил походную заставу. (Ночью с разведчиком БТР-713 забрал с ХАДа (между крепостью и Андхоем слева была их база) на броню с десяток сотрудников безопасности).

Владимир Кочетов,
наводчик КПВТ БТР-713, водитель по совместительству

Сразу после начала движения народ в БТРе залёг спать, но пара бойцов сидели наверху с хадовцами.

В какой-то момент нужно было сдать назад и развернуться, а так как шли по ПНВ ни черта видно не было. Люк открыт, я сказал, чтобы смотрели назад и начал потихоньку сдавать. Через момент только услышал, как кто-то что-то проорал, и тут же БТР рухнул кормой в яму по самые уши. Над уровнем земли возвышался только передок БТРа под углом 50°.

Хадовцы с криками слетели с брони, пацаны внутри посыпались вниз к движкам. Всё что не было закреплено также полетело вниз на бойцов. От удара сорвало крепление на заднем маленьком лючке.

Слава богу все были живы-здоровы, но БТРом вытянуть машину не получилось. Пришлось дёргать БМП-шкой. Вытащив 713-й из ямы он встал во главе колонны и мы, наконец-то двинулись через Андхой.

Дороги не знаю, шли по сплошным кишлакам, повороты, арыки. Мне было так весело, что я не один раз вспотел.

Самое веселье началось, когда при переезде очередного арыка, поворачивая налево, я не прижался вплотную к дувалу (жалко было его ломать), а взял левее. В результате БТР боком сполз в довольно глубокий арык. Теперь все полетели на левую сторону с криками "бляха-муха".

Колонна прошла, а две БМП-шки тягали БТР по арыку взад-вперёд вместе со мною ещё с полчаса, пока не вытянули.

В Даулетобаде мы вместе с узбекскими мудафинами проводили зачистки кишлаков в начале зелёнки с целью заставить одну из мелких пуштунских банд перейти на сторону народной власти.

Всё местное население кишлаков разбежалось, так что войны не было и, пользуясь случаем, узбеки грабили пуштунов так, как могли. Где-то откопали наш ГАЗ-53 не на ходу и набили его разным шмотьём: бочками, велосипедами и другими нужными для них вещами. Вытянув ГАЗ-53 на дорогу, они договорились с нашим руководством, чтобы мы помогли оттащить машину в Даулетобад.

Ко мне подошёл разведчик и сказал, чтобы я цеплял машину и тянул её на буксире. Памятуя свою недавнюю позавчерашнюю езду, я отказался. Разведчик опупел от моего отказа и начал рассказывать, что такое невыполнение приказа в военное время. Разъяснив ему в ответном слове, что я думаю по этому поводу, я снова, категорически, отказался тянуть машину. Тогда разведчик дал ту же команду водителю 711-го БТРа Радченко Николаю, а меня на 713-м поставил сзади в качестве сопровождающего.

Видимо, решив не связываться с напористым командиром, Радченко подцепил ГАЗ-53 и потянул его за собой. Мы ехали позади колонны по дороге, которая на данном участке имела вид насыпи высотой 3-4 метра.

Через пару километров я увидел, как Газон от перегрузки начал мотаться из стороны в сторону, всё увеличивая амплитуду, и на моих глазах пошёл кувырком под откос. Самое неприятное то, что кроме "трофеев" ГАЗ-53 вёз и их владельцев, т.е. десятка полтора-два мудафинов облепили машину, как мухи. От падения эти мухи начали с Газона сыпаться. Прокричав по рации 711-му, чтобы останавливался, мы подъехали к лежащей по откосом машине.

Картина маслом: кабина вместе с водителем всмятку, несколько человек лежат без сознания, а остальные, скаля зубы, возбуждённо крича, уже хватались за автоматы и трясли ими в нашу сторону.

Мы в свою очередь аккуратненько плавно направили в их сторону пулемёты, десант сполз с брони внутрь БТРа и открыл бойницы. Насколько я помню разведчик с нами не поехал, поэтому мы сообщили начману о произошедшем, и в продолжении 10 минут до его приезда сохранялась напряжённая обстановка.

Слава аллаху у мудафинов хватило ума не лезть на пулемёты, а после приезда начальства все успокоились. Мы даже помогали раздвигать сплющенную кабину, чтобы вытащить водителя и оказывали помощь раненым.

И как же я втайне радовался, что отказался тянуть ГАЗ-53, а разведчик после этого, на всякий случай, пересел в другую машину.

После духовской засады 26 июля руководство полевой оперативной группы решило по Мейменинской дороге не идти, поэтому не доезжая до Карамколя колонна свернула налево.

До Даулатабада боевая группа двигалась по кишлакам. Дорогу показывали хадовцы на автомобиле ГАЗ-53. Связи с ними не было, головной БТР ориентровался только визуально, насколько это позволяло тёмное время суток.

После Даулатабада боевая группа РММГ-2 ушла на вместе с ММГ-1 "Меймене" на прочёску зелёной зоны и района кишлака Астанабаба. Дороги были жуткие, вернее их просто не было. Крутые и обрывистые перевалы. В начале пути необходимо было проехать через мостик, выложенный из брёвен. К такой ювелирной работе Кочетов В. не был готов и БТР в очередной раз соскочил в неглубокое сухое русло реки. После этого Кочетова с позором изгнал начальник РММГ с должности водителя и посадил за пулемёты. Прочесав несколько кишлаков, нашли немного оружия и ЗИЛ ММЗ 555 – самосвал в глубоком схроне.

к. Астанабаба, западнее 14 км
к. Горзад и основная дорога Андхой - Меймене

По оперативным данным разведки в сторону зелёнки должен был проходить небольшой караван. На ночь боевая группа вышла в засаду. Услышав шум приближающихся машин боевая группа приготовилась к открытию огня, но сарбозы и царандой подняли шум раньше времени - то ли специально, то ли от бестолковости.

духи, высунувшись из-за сопки, сделали несколько выстрелов в нашу сторону и ушли. Минут 5 мангруппа поливала из всех стволов вдогонку, кто-то на БМП попытался рвануть за Семургами, но был остановлен матюками Бати.

Утром от разведчиков узнали, что прошляпили караван с оружием. Запомнились в этом рейде богарные бахчи с громадными арбузами и дынями, которые БГ при выполнении манёвра давила колёсами. БТР конечно же был забит этим добром под завязку.

В Меймене сводная боевая группа РММГ-2 и ММГ-1 вернулась по Джалаирской дороге 18 августа 1982 г..

Последнюю декаду по 28 августа включительно РММГ провела в основном в Андхойской крепости. Личный состав был измотан предшествующими операциями и буквально валился с ног. Старшим сторожевой заставы в крепости оставался ст. лейтенант Яровенко В., который гонял бойцов по лагерю и нещадно лупил палкой засыпающие посты боевого охранения. Часть личного состава мангруппы была задействована в нештатной ДШЗ.

В конце августа 1982 Керкинская РММГ в очередной раз сопровождала колонну на Меймене в долбаной «зелёнке». 28.08.1982 с утра боевые машины рассредоточились вдоль дороги в районе всё того же Кохи-Саяда, стараясь быть на расстоянии видимости. Колонна была небольшая и движение началось ближе к полудню. Всё было спокойно. Основная часть колонны проскочила «зелёнку», и лишь отставшие по техническим причинам машины в сопровождении двух БТРов медленно двигались в пыли. Поскольку близился обед, что никогда не нарушалось, согласно распорядку экипаж БТР-713 разогревал в бачке кашу и собирался обедать. Метрах в 150 - 200 в сторону Меймене стоял БТР-711 под командованием начальника 2 ПЗ Корвякова В., экипаж которого также собирался обедать. Было видно, что они тоже развели костерок и что-то кашеварили. В этот момент по радио была получена команда: срочно сворачиваться и выходить, но не к Даулатабаду, где мы обычно стояли, а к месту дислокации афганского батальона в Файзабаде. Впереди, как обычно, шёл 710-й БТР, затем «Чайка», 711-й. А уже за ними шёл 713-й и остальные. Приблизительно на полпути к батальону по радио я услышал, что 711-й подбили, и начал с обоих стволов поливать «зелёнку». Откуда был произведён выстрел, я не видел, как, впрочем, не видел и самого попадания. Как обычно, в строю походной колонны стволы у башен БТРов были направлены влево - вправо, и я отслеживал правую сторону по ходу движения. Проскочив на высокой, насколько это было возможно, скорости опасный участок, мы прекратили стрельбу только возле батальона. 711-ый уже стоял там и, подъехав вплотную, мы бросились к машине.

Заскочив наверх, я вместе с другими бойцами начал через маленький задний люк вытаскивать наводчика Юру Синицкого, кто-то вытаскивал остальных. Юра был в сознании, но контужен, и весь с головы до ног посечён мелкими осколками. Мы посадили его справа от БТРа, сорвали маскхалат и на месте начали оказывать медицинскую помощь. У Юры Шеверёва и Коли Иванова были перебиты ноги. Их вытащили и положили возле дороги под стену сарбозовской крепости, где ими занимался доктор. Кажется, тогда с нами был Тесленко. Иванов от боли громко кричал, а Юрка только спросил: «Доктор, ногу сохраните..?» Также осколками был ранен в горло начальник 2 ПЗ В. Корвяков. Водителю Коле Радченко осколки посекли спину. Чуть позже мы увидели, что граната попала между третьим и четвёртым мостами, прожгла броню и кумулятивной струёй вспорола внутри цинк с патронами от КПВТ. Хорошо, что это были обыкновенные Б-32. А если бы - МДЗ или БЗТ? Можно только представить, что могла бы тогда наделать граната. Поскольку экипаж не успел попить чайку, а чайник уже был вскипячён и заправлен сгущёнкой, чтобы попить на стоянке, Коля Иванов, как молодой, держал его в руках. В момент взрыва всё содержимое он пролил себе на ноги. Остальных спасло то, что кто-то сидел на броне, а кто-то сзади под движками на куче матрасов. Осколки в основном пошли по низу.

В тот день борты по каким-то причинам не прислали, и ребят положили на носилки в ВАРЕМ, где они промучились целую ночь. В госпитале Юре Шеверёву отрезали ногу, а Коле Иванову укоротили на 6 см. Юра Синицкий после госпиталя сидел до приказа в отряде, инвалидность получил сразу после прибытия домой. У Радченко и Корвякова ранения были не очень тяжёлые, хотя Славик (так мы звали Корвякова) после госпиталя старался, как можно реже к нам в мангруппу наведываться.

Александр Дрейчук, водитель ЗиЛ-131
ВБО РММГ-2:

Смотрел заметки Кочетова, про зелёнку 28.08 82. Это была моя первая операция, мы всю ночь дежурили в Вареме с ранеными пацанами. Я на всю жизнь запомнил как пахнет сырая кровь.

Кстати, когда мы уходили на дембель, Коля Иванов, по-моему чуваш, ещё лежал в Душанбе в госпитале. Ему поставили аппарат Елизарова и удлинняли ногу до нормальных размеров. Оставалось еще два сантиметра.

23.10.82 мы вели колонну и сами уходили в Кайсар с Андхоя. В зелёнке остановились, не доезжая до сарбозовского полка. Нас внезапно стали обстреливать с виноградника с правой стороны. Всей хронологии не помню, но сначала ранило моего пассажира Славика Боброва (Бобер), повар и хлебопек в Андхое. Ему перебило запястье, после того, как он перестал стрелять, через пару минут мне просадили две ноги навылет. В тот вечер было ранено 8 человек. Лежали после боя в сарбозовском полку под стенкой, в том же дворике, где стоял Варем 28.08. Так что с колонной, я в Кайсар не попал. А там были мои земляки с Рогани.


23 октября 1982 г. во время проведения операции по зачистке кишлаков от бандформирований в зеленой зоне Меймене недалеко от Кохи-Саяд, снова этот кишлак, боевая группа РММГ была обстреляна из миномётов и стрелкового оружия. 8 человек получили ранения различной тяжести. В т.ч. ранение получил Вячеслав Бобров, который после госпиталя был комиссован почти под приказ об увольнении в запас. Ночевали в Меймене, утром мангруппа пошла к Кайсару.

Да! В этот день духи крупно облажались! Они спутали бензовоз с водовозкой. Бензовоз - ЗиЛ-131 под управлением Пети Ретунского прибыл к афганскому батальону весь в сквозных дырках (около 30). Бензин лился во все стороны. Как он не взорвался - до сих пор никто не знает. Сарбозы сразу набежали с ведрами, канистрами, цинками - "петроль на шару, ничего себе!" Остатки бензина потом слили в баки БТРов и машин.

Не успели ахнуть, а за бензовозом следующая картина: прёт Коля Николаенко на водовозке. Машина дымит, с дырок вода хлещет. В цистерне духи из ДШК штук 10 дырок проделали. Оказывается, дымился ОЗК, который лежал в правом багажном отделении. Видимо, зажигательными стреляли. Плотный огонь вели в основном по машинам сопровождения и минвзводу. У некоторых ребят парадки трассерами прожгли. Генералову из минвзвода пуля в бляху попала. Шпаку (Андриенко) , который утопил под Боссагой 22 афганца, движок на ГАЗ-66 пробили. Этот 66-й и бензовоз мы дотянули до Меймене и там оставили вместе с водилами. Шпак и Ретунский были там 8 марта 1983 г., они ещё ждали дембель.

25 октября 1982 года РММГ-2 47 Керкинского пограничного отряда окончательно и бесповоротно принимает английскую больницу в Кайсаре от РММГ 68 Тахта-Базарского пограничного отряда. Кайсар становится постоянным местом дислокации керкинцев до самого вывода войск в феврале 1989 г.

В течение следующих суток Тахта-Базарская мангруппа стоит на вертолётной площадке, где офицеры передавали керкинцам территорию и оборудование. 27 октября колонна транспортных машин роты подвоза, РММГ Тахта-Базарского отряда и боевая группа ММГ-1 "Калайи-Нау" предприняла попытку выдвинуться из Кайсара в Союз. Однако под Чечакту колонна снова попала в засаду. Обстрел настолько плотным, что колонна была вынуждена вернуться в Кайсар, где ночевала на площади между английской больницей и сарбозовской крепостью. Проход удался только после второй попытки и поодержки вертолётами 17 ОАП из Мары.

Т.о., английская больница, как место постоянной дислокации РММГ Керкинского ПОГО с конца октября 1982 г., ранее неоднократно передавалась из рук в руки разными подразделениями, но с одним названием и почти в одно и то же время. С этой даты прекращается путаница в наименованиях этих двух подразделений, а также расходятся боевые пути и фактически общая история. Больше Керкинская РММГ с Тахта-Базарской РММГ не пересекаются. Разве что только в совместных операциях в составе нештатных десантно-штурмовых застав.

Дневной пост сторожевого охране-
ния позже под ним будет распо-
ложен штаб ММГ

С конца октября 1982 года для Резервной мотоманевренной группы 47 Керкинского пограничного отряда началась новая жизнь. Это было не только не похоже на прежнюю служебно-боевую деятельность, а коренным образом изменило все последующие действия подразделения, которое теперь имело свой дом, свою крышу над головой, а также и отношение всего личного состава мангруппы к Афганистану, к афганцам. Всё это произошло именно в связи с тем, что мангруппа и Кайсар самым тесным образом отныне были взаимосвязаны. Среди афганцев вскоре появились знакомые. Причем они были не только у офицеров-разведчиков, но и у других офицеров. Случались знакомые афганцы и среди солдат и сержантов срочной службы. У последних завести знакомство удавалось во время проведения совместных операций хадовцев, царандоя и сорбозов против местной босмоты..

Пора поведать о появлении Кайсарской достопримечательности - пощерблённого выстрелами минарета. Верится в то, что ашнаки до сих пор его не отремонтировали, хотя это не факт, появилась весьма банальным образом. С высоты сегодняшнего дня этот поступок не может быть одобрен. Но, если бы его не было, то не было бы и нашего, так узнаваемого любым человеком, побывавшем в Кайсаре, символа.

Владимир Кочетов,
наводчик КПВТ БТР-713

В декабре перед Новым 1983 годом в Кайсар прилетели борты. Прилетел и особист - майор Плынов. Так как мангруппа за последнее время залётов не принесла, то значит, это была обычная плановая поездка.

Особый - он хоть и особый, но про доставку из Союза винно-водочной продукции не забыл. Поэтому вечером офицеры уединились у себя в комнате.

Я, с кем уже не помню, нёс службу на 1 посту на воротах (позже переименован в 4 пост). Как частенько бывало, духи начали обстреливать лагерь, причём, как со стороны рощи от бани, так и со стороны медресе. Более того, стреляли с крыши самого медресе, прячась после выстрелов за полукруглые купола. Наши посты вяло отвечали.

Через некоторое время на крылечко вышел начальник 1 пограничной заставы Виктор Яровенко вместе с особистом и спросил: "Откуда стреляют?" Я ответил, что из мечети. Он, круто выматерился в сторону духов, пообщался с коллегой и пошёл в сторону БМП, стоявшей возле туалета, как раз, напротив медресе.

Отчаянно матюкаясь, он залез в башню (не помню, заводил движок или нет) и начал её поворачивать. Подняв ствол орудия "Гром" вверх, он выстрелил. И мы увидели, что бьёт он не по медресе, откуда стреляли духи, а по минарету. Первый выстрел не причинил особого вреда, а только пощербил минарет. По-видимому, не принёс он морального удовлетворения и Яровенко.

В следующий момент начальник заставы поднял ствол выше и влупил выстрел прямо в купол. Посчитав свою миссию выполненной, Яровенко ещё раз обратился к духам с краткой выразительной речью, в которой была непереводимая игра слов, и ушёл в казарму отдыхать с офицерами дальше. С тех пор Кайсарский минарет можно смело назвать именем начальника 1 ПЗ Виктора Яровенко.


Скорее всего и сейчас, спустя столько лет, афганцы, проживающие в Кайсарском улусвольстве, проходя мимо местного медресе, невольно вспоминают того шурави, который проделал дырки в минарете, стоящем рядом с основным зданием. Хорошим словом или плохим - мы того не знаем. Но минарет и сегодня напоминает и нам и афганцам о пребывании пограничников в Кайсаре. Это стало последним событием уходящего 1982 года, который вошёл в историю Кайсара.

В этот вечер обычное происшествие, случавшееся в мотоманевренной группе почти каждый день или вечер (ночь) явило собою то, что в любом дембельском альбоме, побывавшего в Кайсаре солдата, офицера обязательно присутствует фотография минарета и медресе. Если таковое отсутствует, то, значит, он в Кайсаре не бывал.

Медресе Кайсара, зима 86-87 г.г.
(слева и справа видны корпуса
подорванных БТР, чуть правее левого
БТР 3 пост сторожевого охранения).

Но, это будет позже, а в этот момент в единой точке сошлись воедино несколько событий: приезд офицера особого отдела, поэтому вечером состоялись небольшие посиделки офицеров; присутствие на этой неплановой вечеринке Яровенко; очередной обстрел лагеря духами, причём со стороны медресе; и наш неадекватный ответ им. Вмешательство в сиё событие слегка нетрезвого В. Яровенко привело к том, что в ответном слове он обстрелял медресе из орудия "Гром". Но водочные пары дали поправку наводки ствола на минарет. А, может быть, что скорее всего, Яровенко, тем самым, дал понять обкуренным душманам, что не стоит стрелять по шурави, прикрываясь своими же святынями. Как бы то ни было за такой зловредный для мусульман поступок он даже не получил лёгкого внушения. Кстати сказать, позже бандгруппы со стороны медресе лагерь мотоманевренной группы больше не обстреливали. Выбирали более безопасные места для себя. Видимо тем уродам досталось от старейшин Кайсара, т.к. последние справедливо полагали, что выстрел шурави был спровоцирован стрельбой бандитов.

В конце декабря 1982 г. у Керкинской РММГ появился свой символ - медресе с разбитым минаретом, получившим позже название: "Минарет имени Виктора Яровенко".

Медресе - мусульманская средняя и высшая духовная школа, готовящая служителей религиозного культа, учителей начальных мусульманских школ, а также служащих государственного аппарата. По некоторым данным до появления пограничников в Кайсаре местное медресе проводило, в том числе, обучение девочек основам грамоты со всего кайсарского улусвольства. Т.е., первоначально школа, а только потом медресе использовалась, как мечеть. По крайней мере, так было в Кайсаре. Других мечетей в округе не было.

Основу страницы составили воспоминания Владимира Кочетова,
февраль 2012 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: krepost_zavod.jpg
Вес: 284577 байт.
Размер: 1499 x 626 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика