Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


Из стихотворения "Андхойская застава"

Маленькая крепость в выжженной пустыне,
Вой шакалов ночью душу леденит.
Здесь в песках Андхоя гарнизон Советский
В бурю, зной и стужу на постах не спит.

В дикой глухомани молодые парни,
Позабыв о славе, службу здесь несут.
Верные присяге, полные отваги,
Отойдя от боя, в новый бой идут.

А душманы с буров их в прицелы ловят,
Под палящим солнцем пот смывает кровь,
День и ночь тревоги, пыльные дороги,
И не знают парни, где найдут покой.

А в округе снова басмачи наглеют,
Новые обстрелы и засады боль,
Оборону держат эти сорок смелых,
Над заставой реет флаг их боевой.

Андхойская операция М. Суровцева. Апрель 1986 г.

М. Суровцев с сыном курсантом 1 курса
Калининградского пограничного института,
и В. Лебедев http://mmg-kaisar.ru
г. Светлогорск

Необходимость добавления данной страницы к нашему повествованию о Кайсаре периода апреля 1986 года диктуется интересом ветеранов-кайсарцев к происходящим под Анхоем событиям в других местах блокированного района боевых действий. Если на южной и юго-западной окраинах Андхоя было всё более-менее понятно - мы сами здесь находились вместе с соседями по блоку, то противоположная сторона блокирующих район операции подразделений и частей пограничных войск была неясна так же, как и их роль в предшествующих и последующих событиях. А тем более интересен опыт применения реактивных миномётов системы "Град" и другой тяжёлой артиллерии.

Однако на нашу удачу в Анхойской крепости, бывшей когда-то колыбелью РММГ-2 "Кайсар", размещалась застава от ММГ-2 "Шибарган", и там проходил в это время службу командир отделения Михаил Суровцев, человек интересующийся и неординарный. Благодаря ему и его любознательности сегодня нам приоткрыты подробности, о которых тогда знало только командование Керкинского пограничного отряда и округа. Именно там в крепости находился штаб полевой оперативной группы, руководившей всем ходом операции "Возмездие".

Итак, не мудрствуя лукаво, не затягивая возможность ознакомления с живой историей предоставим слово Михаилу Суровцеву.

Я позволил себе только слегка подправить текст рассказа М. Суровцева, исправив некоторые стилистические ошибки, и адаптировав текст к требованиям web-страницы. Интернет имеет свои законы и следование им не дань моде во всемирной паутине, а желание дать возможность любознательному читателю найти именно то, что он хочет найти. Более подробно участники операции и их фотографии с Андхоя представлены на объединённом сайте ПВ в Афганистане 1979 - 1989 г.г. вот по этой ссылке:Андхойская операция в апреле 1986 г.

Администратор сайта: В. Лебедев

"Войсковая пограничная операция "ВОЗМЕЗДИЕ"
по разгрому бандформирований в районе г. Андхой в апреле 1986 г.

Оперативная обстановка начала 1986 года в нашем районе не располагала к благодушию. Разведчики постоянно доводили до нас оперативные данные, от которых на душе становилось муторно. То в нашу зону духи сумели провезти партию ракет «земля-земля», и необходимо быть готовым к ракетным обстрелам, то они замышляют подкоп под стены крепости, то готовится прорыв через ворота. А 21 марта у мусульман вообще Новый год и они всегда готовы сделать нам «подарки». Правда, андхойскому гарнизону сарбозов они вообще покоя не давали ни днём, ни ночью. Сарбозовские посты подвергались нападениям постоянно. Наши миномётчики в связи с этим тоже покоя не знали. Басмачи могли предпринять атаку средь бела дня, не прикрываясь, в лобовую. Отступали только после залпов нашего миномётного расчёта. При этом в отместку частенько отвечали и по нам.

М. Суровцев в Тавачах, зима 1986 г.

Наглость духов дошла до того, что они собирали совещания буквально под стенами крепости. Выставляли наблюдателей, окружали себя толпой женщин и детей и, практически не скрываясь, добирались до окраины Тавачей. Метрах в пятидесяти от четвёртого поста прямо за арыком, обнесённый высоким дувалом, стоял большой дом с плоской крышей, где проходили сборища бандитов.

Наш разведчик майор Андриевский, обычно очень спокойный и выдержанный, не скрывал своего раздражения на начальника заставы и на нас, потому что мы теряли бдительность, допуская главарей под стены лагеря. Были случаи, когда днём вдоль лагеря на лошади гарцевал особо обнаглевший джигит – главарь отряда. Начальник заставы, боясь провокаций, запрещал нам открывать огонь первыми, чего наши разведчики не могли принять.

Андриевский единственный из офицеров кто иногда объяснял личному составу, что происходит в этой мало понятной нам стране и в нашем районе в частности. После его занятий в нашем сознании кое-что прояснялось, и к службе отношение становилось более серьёзным. Но этих встрясок хватало ненадолго.

Басмачи пользовались снижением нашей бдительности очень активно. В Тавачах метрах в семистах от крепости прямо на дороге между дувалами собирался костяк местной банды с оружием. Поначалу они ещё осторожничали, с опаской поглядывая в нашу сторону, а потом стали собираться чуть не ежедневно, не обращая на нас внимания. В ТЗК можно было хорошо разглядеть даже их лица. Постепенно бандиты осмелели настолько, что стали устраивать сборища прямо под нашим носом.

Узнать о бандитской сходке можно было заранее. За долгое время пассивного наблюдения мы уже узнавали их в лицо и выучили не только места выставления наблюдателей и маршруты передвижения басмачей, но и порядок их действий. Несколько раз на совещание собирались важные птицы. Во-первых, они были нам незнакомы, а во-вторых, по их внешнему виду, одежде, головным уборам и мерам безопасности сразу можно было определить статус. Этих господ окружала толпа из нескольких десятков женщин с детьми, и выставлялись усиленные посты наблюдения вдоль всего маршрута. Параллельно, прячась за дувалами, выдвигалась усиленная боевая группа до десятка штыков. Более мелкие «птички» окружали себя одним, двумя бабаями.

Окраина Андхоя, фото Е. Украинского 3 ДШЗ
Керкинской ДШМГ, апрель 1986 г.

Начальник заставы и на это предпочитал не реагировать, разведчики же требовали от него и от нас предотвращать подобные вылазки, пока нас не взяли голыми руками. Все наши действия были направлены на усиление внешней обороны лагеря путём отгораживания большей территории перед крепостью и оборудования под всеми постами ДОТов, из которых практически не было обзора.

Видимо логика начальника заключалась в том, что если мы первыми спровоцируем столкновения, то придётся свернуть работы за стенами крепости, потому что духи будут держать нас на мушке и пытаться отомстить. Как будто они не держали нас постоянно под прицелом и не обстреливали заставу с завидной регулярностью. Они изучали нас куда более пристально, следили за каждым шагом, в чём не раз приходилось убеждаться. Даже в городе днём рядом с расположением армейских частей они не спускали с нас глаз. Устраивали провокации и обстрелы. Были попытки спровоцировать экипажи на несанкционированные контакты, обмены, после чего тут же информация подбрасывалась нашим разведчикам, якобы такой-то экипаж пытался вымогать или мародёрствовать.

Один раз мой экипаж попал в такую ситуацию, после чего мне основательно промыли мозги по поводу «контактов с представителями оппозиции». В другой раз прямо возле расположения гарнизона царандоя нас обстреляли со стороны нашей же крепости. Мы с наводчиком, едва не поймав свою порцию свинца, запрыгнули под броню и хотели ответить из обоих пулемётных стволов, но в прицеле была наша крепость. Духи специально пробрались по арыкам между крепостью и городом и стреляли в надежде, что ответный огонь в панике может быть открыт по своим.

Однажды неприятный эпизод случился с нами рядом с крепостью под мостом, где практически ежедневно, пока арык не пересыхал, черпали воду для бани, умывания и хозяйственных нужд. Была попытка захвата наряда. Бдительность терять было нельзя. Духи не уставали напоминать нам об этом. Одна из банд приготовила таки нам новогодний гостинец.

Разведчики предупреждали, что один из крупных отрядов собирается в Пакистан за деньгами и оружием. Им нужны весомые доказательства своей успешной деятельности, и нам необходимо быть готовым к любым сюрпризам. Несмотря на это атака душманов оказалась неожиданной, коварной и предельно наглой. Это случилось 18 марта 1986 года. Духи, переодетые во всё чёрное, атаковали нашу колонну прямо в городе средь бела дня, зажав между дувалами, и расстреливая буквально в упор с трёх-пяти метров. Причём совсем рядом был стационарный сарбозовский пост, но духи или купили, или припугнули этих продажных тварей – наших союзников. Банда большими силами спокойно заняла позиции в городе, и никто не предупредил нас об этом, хотя по всему городу были посты и полно осведомителей. И на помощь из шести сотенного гарнизона города не пришёл ни один.

После мартовской засады произошли некоторые положительные изменения. Нужно было срочно восстанавливать разбитую технику. Решено было снести ближайшие к крепости брошенные дома в Тавачах. Подорвали их и разровняли БАТом, отодвинув кишлак на полсотню метров. Удалось убедить начальника организовать позицию радиолокационного наблюдения. На крыше казармы поставили РЛС «Фару» и сориентировали её с миномётом.

Первые же дежурства на посту технического наблюдения принесли результаты и показали его эффективность. С помощью РЛС в темноте засекались движущиеся цели, и по указанным координатам работал миномёт. По крайней мере, одну группу передвигавшихся ночью духов удалось накрыть, о чём сообщили разведчики. Правда, вскоре начальник заставы закрыл этот пост, сославшись на нехватку личного состава.

В апреле в нашем районе провели крупную операцию возмездия. Перед ней случилась ещё одно происшествие, снова наши попали в духовскую засаду. На этот раз досталось 1-ой ММГ, совершавшей марш из Меймене в Андхой. Колонна, как обычно, ночевала под Атаханходжой и была обстреляна из миномётов. У наших четверо получили ранения и одна мина попала в БТР, но экипаж не пострадал, сидели в окопе. Большие потери были у сопровождающих колонну сарбозов. Нас подняли по тревоге поздно вечером, приказав лучом прожектора ориентировать с земли борты, летящие на помощь колонне. АПМ-90 (прожектор) до сих пор не работал, пришлось на взлётке разжигать костры из старых покрышек. НЗ здорово влетело за это от начальства.

Много лет спустя с большим сожалением узнал, что потери у ММГ-1 тогда всё же были – 10 апреля 1986 г. во время этой засады погиб миномётчик Иван Негрея моего призыва.

Для проведения операции в крепость бортами доставили много аппаратуры связи. Потом колонной пригнали пустые машины связи и на месте монтировали аппаратуру. Весь лагерь утыкали антеннами. Оказалось, что в крепости расположится КП. Командовал операцией незнакомый нам полковник, чётко, без суеты и подчинённых зря не гонял. Было удивительно: спит ли вообще этот уже немолодой мужик. В его многочисленной свите штабников были разведчики, связисты и просто «штабные крысы» из Союза или адъютанты. Последние больше всего доставали, пытаясь прогнуться перед начальством.

"Дед" Минин (в центре) в Андхойском ХАДе,
справа в рубашке ст. л-нт Ермаков В. - разведчик

М. Суровцев пишет о полковнике Минине Григории Михайловиче, 19 марта 2010 года ему исполнилось 70 лет. Это один из самых уважаемых пограничников современности, его боевые заслуги неоспоримы, авторитет заслужен словом и делом, честь незапятнана подлостью и равнодушием.

Операция, как обычно, началась рано утром с блокирования района и высадки десанта 14 апреля 1986 года. В блок вошла и наша крепость, и город, и близлежащие кишлаки, т.е. практически вся кишлачная зона Андхойского улусвольства. Основной целью операции было уничтожение «осиного гнезда» под предводительством Аслама в Баги-Бустане.

Дня три по блоку ездила БРДМка с громкоговорителем, агитировала население выходить через фильтрационные пункты из блокированного района, а басмачей сдаваться.

Сил собрали достаточно. Кроме нескольких мангрупп и штатных ДШМГ и нештатных ДШЗ от ММГ пограничных отрядов, участвовал полк «шурупов» и батарея реактивных миномётов 40-й Армии.

Через три дня мы увидели реактивную систему залпового огня «Град» в деле. Выглядит впечатляюще. Батарея располагалась примерно в километре восточнее Тавачей. Баги-Бустан сравняли с лица земли. Правда, по данным разведки погибло всего четыре человека, а басмачи схоронились под землёй.

Ночами они предприняли несколько попыток прорвать блок рядом с крепостью. Два из шибарганских экипажей, стоявшие в полукилометре от крепости в сторону Андхоя, выдерживали атаку нескольких десятков духов, которые пытались меж ними прорваться. Парни вовремя засекли пробирающихся по арыку бандитов и забросали их гранатами. Благо начальство было рядом на КП, всё видело, и утром, прямо на позиции (впервые за мою службу) весь экипаж был представлен к наградам. На одном БТР старшими были сержанты Новиков с Соломатиным со 2-й ПЗ ММГ-2 «Шибарган», на другой был экипаж с 4-й ПЗ «Джангали-колон» ММГ-2 «Шибарган».

Наша мангруппа перекрывала северо-восточную часть Андхоя. На ночь и наши андхойские экипажи тоже бросали на блок, а утром возвращали в лагерь – дел было невпроворот.

Следующей ночью после неудавшегося прорыва, басмачи попытались проскочить прямо возле крепости по арыку со стороны Тавачей. Но мы их ждали, разведка предупредила. Будучи в ту ночь дежурным по заставе, я принял доклад с 4-го поста боевого охранения о появлении «гостей». Нам не велено было первым открывать огонь, пока духи не скопятся. Поэтому наряд выжидал, держа бандитов на мушке. Мы с ответственным офицером побежали на пост. Не успели залезть на пост, как раздались очереди крупнокалиберного пулемёта за арыком. Оказалось, что экипаж «шурупского» БТРа, стоявший на берегу арыка напротив крепости, также засёк выдвижение басмачей и без предупреждения открыл огонь. Сказалась несогласованность разных родов войск. Пришлось и нашим вдогонку пострелять.

Сдавшийся главарь Клыч Пахлавон,
позже командир батальона царандоя
в Андхое, фото офицера РО А. Шашина

Басмачи, безуспешно попытавшись найти другие дырки в блоке, наутро начали сдаваться. Нам пришлось огородить колючкой площадку возле взлётки, куда стали помещать задержанных. Рядом разбили палатку, где разведчики допрашивали пленных, которые всё прибывали. Кого там только не было, но все говорили, что они мирные дехкане. Однако когда сдался младший брат известного в нашем районе главаря Расула Пахлавона с остатками банды, он сказал, что все - это его люди и поручился за то, что если их отпустят до завтра, утром все придут с оружием. Нас удивило, что главарь оказалось хорошо знаком со многими офицерами разведчиками. Ему поверили и, действительно, утром вся банда с оружием собралась возле крепости. Было объявлено, что они переходят на сторону правительства ДРА.

Нашему начальнику заставы поручили обеспечить их продовольствием. Наш скупердяй "здраво" рассудил, что у нас мало говяжьей тушёнки, и выдал новоиспечённым «братьям по оружию» свиную. Забыл майор, что мусульмане свинину не едят. Они ему напомнили, подняв галдёж, и едва не начав стрельбу. Начальство (майор Рогов) принародно вставило ему пистон, обложив трехэтажными матюгами, и чуть не набив морду. Теперь он уже согласен был отдать всё, лишь бы замять скандал.

Накормив эту братию, решили отправить их на прочёску Тавачей. Но нажравшиеся «бойцы за идеалы Апрельской революции» отказались от этого мероприятия, сославшись на то, что там банда из одного с ними клана. Пришлось в Тавачи посылать сарбозов. Едва углубившись в кишлак, они напоролись на засаду.

Мы в это время сидели с оставшимися сарбозами возле взлётки, охраняли пленных. Вдруг они вскочили и с криками побежали вдоль арыка, по которому плыло чьё-то тело. Нам показалось, что это труп ишака, вода была очень мутная, одна глина. Но когда вытащили, оказалось сарбоз, молодой пацан с огромной дырой вместо затылка. Оказалось, что духи его раздели, оставив только подштанники, расстреляли и бросили в арык для устрашения остальных. Не думаю, что это произвело на его сослуживцев должного эффекта. Труп деловито сложили по мусульманскому обычаю и, бросив как бревно в грузовик, отвезли в Андхой.

Сдавшиеся духи, фото П. Новикова,
командира БТР-763 2 заставы ММГ-2
"Шибарган"

На ночь меня отправили командиром экипажа на блок. Как оказалось, это было последнее дежурство на блоке и вообще последняя моя операция. Позицию нам определили примерно посередине между городом, крепостью, Тавачами и Араб-Шахом, недалеко от места, где накануне басмачи пытались прорваться через шибарганцев. Можно было ожидать этих гадов с любой стороны. Печёнкой почувствовав, что дембель в опасности, экипаж вооружился до зубов. Взяли АГС, РПК, кучу гранат и сигналок, несколько БК к пулемётам. Вырыли окопы впереди и сзади БТРа и всю ночь дежурили на двух позициях, не смыкая глаз. Постоянно пускали осветительные ракеты и лупили из АГСа. В общем, шумели как можно сильнее, чтобы никакая тварь не сунулась.

Утром вернулись в лагерь, а ближе к вечеру разведчики получили информацию, что оставшиеся в Тавачах басмачи ночью попытаются выйти по арыку под водой с трубками во рту. Начальник заставы ничего лучшего не придумал, как на ночь глядя отправить меня с двумя молодыми перегораживать арык. Хорошо, что у нас ещё осталось много колючки, путанки и металлических уголков после ограждения крепости. Вооружившись, притащили весь этот инвентарь на берег арыка и начали интенсивно работать кувалдой, пока не стемнело. Пришлось и молодым и даже «заслуженному дембелю» нырять в глиняную жижу, натягивать на дне путанку и проволоку. Затем всю конструкцию растянули растяжками с гранатами и сигналками. Шевелились как заведённые, чтобы успеть засветло.

Фото «жилой» части Андхойской крепости замполита нашей 3-й ПЗ Неходы С.И.
На нем обозначен левый крайний пост – 4-й, за дальней стеной кишлак
Тавачи, галкой указано примерное место фото где я стоял «в проломе» (тут уже
развалины домов после сноса) и еще правее стрелка вдоль «главного проспекта»
Тавачей примерно в направлении вашей ДШЗ, сам г. Андхой правее около
2-х км (дорога вдоль стены с воротами - въезд в Андхой), где основание стрелки
«в вашу» сторону – традиционное место посиделок местной банды метров
500-600 от крепости, в зелени за 4-м постом на той стороне реки-арыка чуть
правее – дом, где устраивали сходки местные главари и зелёная стрелка
обозначает место попытки прорыва банды, слева на переднем крае видно
начало моста через Ширинтагао, выше обозначена позиция шуруповского БТРа
на том берегу реки-арыка и пунктиром – примерное место «нашего невода»;
левее позиции и крепости не более чем в километре располагалась позиция
армейского «Града», он был не обычным на базе автомобиля, а на
гусеничном ходу:

Улов не стоил таких трудов – попался только труп ишака. Правда, разведчики сообщили, якобы два духа всё же просочились через наш невод. Они просто прикалывались над горе-рыбаками. Нам же тогда было совсем не смешно, в сумерках по уши в грязи в одних трусах городить такую конструкцию всего в пятидесяти метрах от ближайшего дувала. Изматерили и начальника заставы и разведчиков.

Операция подходила к концу. Неожиданно прилетел отряд особистов, и с только что награждённого шибарганского экипажа сняли парня призыва осень 84. Его отправили в Союз с лишением наград и льгот, якобы за мародёрство. Оказалось, что год назад он по настоянию «дедов» сменял бушлат на японскую ручку с часами. Какая-то сволочь стуканула, а особисты времени зря не теряли, даже на операциях. На всех это произвело удручающее впечатление, мы считали, что парень не виноват. Так можно было каждого второго наказывать за ногтегрызки, открытки и прочую ерунду. Этот случай омрачил все итоги успешной операции.
(Примечание: Теперь известно, что это был водитель БТРа № 763 2-й ПЗ Приходько Коля из Лисичанска, призыв весна 1985, его в Союзе благодаря мудрости старших командиров в дисбат не сослали – он благополучно дослужил в отряде до дембеля и даже получил награды, по-моему «За Боевые Заслуги» и «За Отличие в Охране Государственной Границы», а оставшимся ребятам обещанные ордена «заменили» на медали – в основном «За Отличие в Охране Государственной Границы», Паше Новикову вручили «За Отвагу», «За Боевые Заслуги» у него уже была…)

Под занавес всех этих событий мы с Генкой Ивановым подстрелили духовского разведчика под самыми стенами крепости. Гонялись за этим гадом давно. Его «сдали» наши знакомые бачата из Тавачей. Пока шло строительство ДОТов, он постоянно крутился возле крепости, внимательно изучая наши действия. Мы доложили об этом разведчикам, пацаны подтвердили, что это дух. Нам поручили его взять и доставить на допрос, но этот хитрец, почуяв усиленное внимание к своей персоне, перестал близко подходить к лагерю. Но во время операции все же попался кому-то на блоке. Его, как положено, пустили по блоку на КП, а он у самого лагеря повернул в Тавачи. В это время я стоял на 3-ем, а Генка на 4-ом постах. И тут - наш старый знакомый. Заметив смывающегося духа, дал очередь впереди, ноль внимания, только ещё ускорился, ещё очередь перед самым носом. Бесполезно, дух не реагировал, прибавляя ходу. До дувала осталось метров сто. Пришлось стрелять по ногам, но он так резво ими перебирал, что я попал только с третьего раза. Басмач ткнулся мордой в пыль, но вскочил на четвереньки и ломанулся к спасительному дувалу, до которого оставалось метров тридцать. Тут Генка приложился, ему было ближе. Длинная очередь взбила стену пыли перед носом убегавшего. Душара резко остановился, уткнувшись в землю. Он сделал ещё несколько попыток к последнему броску, но все они немедленно пресекались.

О происшествии доложили разведчику. Офицер прибежал на пост, посмотрел и сказал, что сейчас сарбозы вытащат его оттуда для допроса. Мы продолжали держать раненного на мушке, но сарбозы явно не торопились. Как выяснилось, они побоялись подходить так близко к кишлаку, в котором накануне понесли потери. Им наплевать было, что раненый может умереть от потери крови. Нам же совсем не хотелось этого. Но война есть война, пролежав несколько часов на палящем солнце, он испустил дух.

Труп валялся ещё несколько дней никому не нужный, пока его не раздуло от жары и не пошла вонь на весь лагерь. Пришлось с большими напрягами заставить «союзников» его зарыть.

Не обошлось без потерь и в нашем отряде.

Керкинская ДШМГ потеряла огнемётчика призыва осени 84 - Виктора Кудрина.

Не зря Андхой считался для них гиблым местом. Игорь Имулин (командир БГ 3-й ДШЗ, до апреля 1986 г. год прослужил с нами в Андхое) в отряде рассказал, что в тот раз высадка прошла успешно. Духи не ожидали десанта и их брали «теплёнькими» прямо в домах. Пока басмачи очухались, ребята успели подготовить и заминировать позиции. Душманы в ярости бросались на них и подрывались. Наши в это время успевали ускользнуть и подготовить новую ловушку. Но одна из групп всё же попала под обстрел ДШК. Огнемётчик Кудрин по арыку подобрался к огневой точке и уничтожил её, но при отходе его сразил духовский снайпер. Больше потерь в отряде не было, хотя в первую же ночь басмачи с остервенением пытались прорваться именно через позиции ДШМГ. После этого они стали тыкаться в разных местах блока, но безуспешно.

Операция завершилась очередным разбором полётов со стороны особого отдела. Прилетел сам начальник «особого» - подполковник и лично проводил допросы. Нас пытались обвинить в том, что во время операции кто-то пробрался в Тавачи и ограбил там дуканщика. Но среди наших таких самоубийц отродясь не было. Несмотря на внешнее разгильдяйство, дисциплина поддерживалась на должном уровне, да и здравого смысла хватало всем. Личный состав заставы прекрасно понимал, зачем мы здесь и грани дозволенного никто не переступал. Даже на операциях, на прочёсках, в рейдах вели себя с местными вполне корректно. К тому же все помнили, как особисты обошлись с нашими предшественниками после засады на Малахана. В результате разбирательства виновных всё-таки нашли. Ими оказались «шурупы», экипаж которых стоял рядом с крепостью. Там были почти одни уроженцы Средней Азии, неплохо понимавшие язык. Они в одну из ночей и пробрались в кишлак, где грабанули афганца. Этот поступок был равносилен самоубийству, но им тогда повезло. Зато не повезло позже, им светил немалый срок в дисбате.

Последние майские праздники в Андхое прошли непривычно спокойно. Но через пару недель пришла новая банда, начались погромы и резня в кишлаках. Толпы беженцев хлынули в город. Ночами возобновились перестрелки. Сдавшихся духов, наконец, привлекли к борьбе с их «сменщиками». Они провели несколько удачных засад, показав что не зря питались нашей тушёнкой. Но нам дембелям было уже ни до чего. Прошёл слух, что увольнять начнут после 15 мая, но из-за операции всё сдвинулось на конец мая…

Трофеи с операции в Андхойской
крепости, фото офицера РО 47 ПОГО
А. Шашина

У меня сохранились фотографии только пленных басмачей, но издалека (снимали втихаря от начальства), поэтому качество хреновое, почти ничего не разобрать, пленку с трофеями угробили при проявке – из-за нашей андхойской водички с неё слезла эмульсия. Карты операции, к сожалению, мне не удалось увидеть, видел только журнал допроса пленных у наших разведчиков. Удивило, что там кроме традиционных для этой местности туркменов и узбеков, попадались иранцы, одного даже мне пришлось тащить на допрос и частично слышать, как его «отрабатывали». Допрашивали их прямо у взлётки, рядом с загоном в палатке.

Трофеи в Андхойской крепости, фото
офицера РО 47 ПОГО В. Ермакова

Ещё запомнилось почему-то, когда по воздуху границу пересекали, даже не видя системы и КСП понятно, где Союз, а где Афган – в Союзе пустыня в колючке, а в Афгане – голые серые пески, потому что ашнаки начисто всю растительность и кизяк собирали для отопления. "Град" работал тоже с другой стороны. И били они по Баги-Бустану – там была база Аслама. Считалось, что это самая крупная банда в Андхойском улусвольстве – 400 чел. Оттуда они и нас с миномётов окучивали, правда, всего три обстрела были, как раз где-то через неделю после моего прибытия в Андхой (февраль 1985 г.) Благо ни одна мина до лагеря не долетела, но рвались очень близко и как раз в той стороне, где у нас склад ГСМ был, а рядом склад боеприпасов. Эти обстрелы ещё сопровождались обстрелами из стрелкового оружия, но тут уже били из Тавачей, и это оказалось гораздо опасней, т.к. как выяснилось, что духи простреливают почти всю территорию крепости, несмотря на 5-ти метровые стены. Но пострадал только однажды один боец из стажировавшейся у нас Дальневосточной ММГ, кажется миномётчик, ранило в живот, но нам сказали, что не опасно (хотя возможно просто не хотели и так упавший моральный дух ещё ниже опускать). Да ещё их майору (по-моему, начштабу) пулей оторвало каблук у сапога, мужик подпрыгнул метра на полтора, хотя уже в возрасте был. Но тогда как раз начались плановые весенние операции в нашем районе и специально это «осиное гнездо» не чистили. А через год сразу за всё отыгрались, жаль ненадолго. Кстати оружия трофейного взяли очень много, и миномётов и безоткаток, но «выставку» оружия провели очень быстро прямо у нас в крепости, только чтобы корреспонденты успели заснять. Мне «не повезло», мог наблюдать за этим делом только с поста, пацаны успели втихаря что-то снять, но плёнки не вышли, а жаль. Сейчас бы была почти полная хроника той операции. Может в каких-либо архивах эти снимки и карты пылятся, но пока нет доступа к ним.

Страница подготовлена по воспоминаниям Михаила Суровцева, командира отделения Андхойской заставы 2 ММГ "Шибарган"
сентябрь 2006 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: cheshma.jpg
Вес: 67471 байт.
Размер: 598 x 480 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика