ММГ «Кайсар» — 47 Краснознамённый Керкинский ПОГО — 68 Краснознамённый Тахта-Базарский ПОГО — КСАПО — КГБ СССР

Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


Можем ли мы оставить Афганистан в таком положении и, с другой стороны, переменится ли оно, и успокоится ли страна? Никогда, по крайней мере, мы до этого не доживём. Не могу сказать Вам как ненавидит нас народ, всякий, кто убьет европейца, считается святым... Мы не можем, не должны здесь оставаться. Мы должны возвратиться, хотя бы с уроном нашей чести...

Из письма молодого британского офицера на родину, август 1840 года, Кандагар

Глава 25 "Фарьябского дневника" на основе воспоминаний губернатора Фарьябской провинции показывает отношение властей Афганистана к советскому военному и советническому присутствию. Не всё складывалось безоблачно, но в своей основе это были нормальные, добрые отношения. Помощь оказываемая Советским Союзом ценилась, к опыту партийного, советского, военного строительства афганцы прислушивались, достигая целей, которых к их удивлению они ранее не могли добиться другими методами.

Руководство афганских провинций всегда шло навстречу пограничникам, советникам, получая взамен решение многих, если не всех задач, которые ставились перед местными властями кабульским руководством. Не последнюю роль в выполнении этих задач играли пограничные войска 1 ММГ Керкинского пограничного отряда. Именно о пограничниках тепло вспоминает губернатор Фарьябской провинции Пайкор, признавая их компетентность, лояльность к афганцам и помощь в самых сложных ситуациях.

Виктор Носатов, 2005 г.,
посвящается 16-летию вывода ОКСВА из ДРА

Фарьябский дневник
(Дни и ночи Афгана)



Глава XXV.

Из воспоминаний Пайкора Мохаммад Хашима, в 1982 - 84 г.г. губернатора провинции Фарьяб.

К моменту ввода советских войск в Афганистан и в провинцию Фарьяб, в частности, обстановка в Меймене, улусвольствах и валикадарствах была довольно сложной. Народная власть только-только становилась на ноги. Пехотный полк и недавно созданный оперативный батальон царандоя были слабо вооружены. Не хватало боеприпасов, обмундирования. Защитники революции ходили кто в чём. Все это, конечно - же, не способствовало успешным боевым действиям правительственных сил против моджахедов. В этот период в провинции насчитывалось около 40 вооруженных бандформирований. Душманы, грабили кишлаки, физически уничтожали партийцев (членов НДПА) и активистов народной власти. Мне часто приходилось выслушивать претензии старейшин ограбленных, а зачастую и сожжённых душманами кишлаков, которые хотели одного - защиты от бандитов. Рейды войск, проводимые командованием правительственных сил в труднодоступных районах, где в основном и хозяйничали боевики, пользы приносили мало. Как только войска покидали охраняемый район, там вновь хозяйничали боевики. Были случаи, когда они захватывали или уничтожали целые подразделения правительственных войск. Так, под Кайсаром, было уничтожено крупное подразделение из состава пехотного полка, расквартированного в Меймене, которое было направлено для охраны органов народной власти.

Усложняли обстановку в провинции и обостряющаяся фракционная борьба в НДПА. Одно время дошло до того, что местные "Парчамисты" решили совершить свой небольшой переворот, чтобы захватить всю власть в провинции. Конечно - же, мы им этого не позволили, но, тем не менее, на решение всех существующих партийных разногласий приходилось тратить слишком много времени и сил.

Вот почему весть о прибытии в Афганистан большой группы советников, руководством провинции было встречено с большой надеждой и радостью.

Мне приходилось сталкиваться с советскими военными советниками и раньше, насколько я знаю в 1972 году, в Афганистан было направлено около 100 советских военных консультантов. Отношение к ним было самое уважительное. В центральных газетах не редко цитировались слова, сказанные шахом М. Даудом: "Если хоть один волос упадёт с головы советского офицера, виновный поплатится жизнью". Это и понятно, ведь и тогда и сейчас все, от ракет ПВО до шомполов, в армии Афганистана было советского производства. До момента ввода войск в Афганистан в 1979 году, советские военные консультанты и специалисты передвигались по Афганистану без охраны, и всюду встречали самый радушный приём.

Одними из первых в Меймене прибыли партийные и военные советники, а также представители КГБ и МВД СССР. Чаще всего в работе мне приходилось встречаться и решать многие насущные для провинции вопросы со старшим советником царандоя Александром Николаевичем Куликовым, советниками ХАД Геннадием Ивановичем Пристёгиным и Феликсом Абдуловичем Ганиевым. По партийным вопросам я частенько обращался к Виталию Васильевичу Глушкову и советнику по молодёжным вопросам Вячеславу Михайловичу Некрасову.

Нелегко им пришлось на афганской земле. Работать приходилось в самых сложных условиях, зачастую во враждебном окружении, под обстрелами душманов.

Особенно доставалось офицерам, тем более, что в правительственных войсках довольно частыми были предательства. В порядке вещей было то, что советский офицер с одним переводчиком (а иногда и без него) месяцами жил среди афганских военнослужащих, ведущих боевые действия где-нибудь в районе Ширинтагабской крепости или в Кайсаре, где угроза его жизни, зачастую, исходила не только от душманов, но, нередко, и от личного состава правительственных войск. Слава Аллаху, что все советники, которые несли свою нелёгкую службу в провинции Фарьяб, возвратились домой живыми и невредимыми.

Хочу особо отметить, что представители Советского Союза были для всех нас не только старшими товарищами, прибывшими обучить нас трудиться и воевать по - новому, но и поистине самыми верными и добрыми друзьями, которые постоянно рисковали, ради полной победы идеалов Апрельской революции в Афганистане, своими жизнями.

Несмотря на сложную обстановку в провинции, необходимость своевременного и жесткого ответа на каждый разбой или вооруженную провокацию со стороны бандитов, Виталий Васильевич Глушков, постоянно рекомендовали нам терпимо относиться к врагам, ни в коем случае не преследовать их родственников. "Иначе мы уподобимся им самим",- частенько повторял он. Такого отношения к родственникам боевиков, мы старались придерживаться, даже в самые трудные для революции времена, и вскоре все это принесло первые плоды. Обстановка в регионе начала постепенно стабилизироваться. Хочу особо отметить, что за время моего руководства провинцией не был безвинно наказан ни один родственник тех, кто воевал против правительства.

Много для стабилизации обстановки в районах провинции Фарьяб, граничащих с СССР, сделали советские пограничники. В частности подразделение, которое дислоцировалось в пригороде Меймене, которым командовал Александр Леонтьевич Калинин. Оперативное взаимодействие с другими советскими и афганскими силовыми структурами осуществлял, тактичный, мудрый и грамотный офицер, и просто прекрасный человек Нестеров. Нам неоднократно приходилось обсуждать совместные действия, и всегда я искренне удивлялся его тактическому предвидению. Казалось, что он наперёд знал, где ожидать от душманов нападения, а где, минирования, через какие кишлаки можно пройти беспрепятственно, а где надо согласовать движение колонны со старейшинами. Наверное поэтому большая часть наших совместных рейдов в районы, контролируемые боевиками всегда заканчивались более или менее удачно. Я бы хотел особо выделить отношение пограничников к местным жителям. Бесчисленное количество раз защищали они простых афганцев от нападения душманов, от голода и холода, вывозили их на вертолётах в более безопасные места, спасали от смерти. И, как результат этого, местные жители, со своей стороны, неоднократно помогали пограничникам выйти из - под удара боевиков, зачастую спасая их от неминуемой гибели.

Вот только один эпизод совместной операции пограничников и царандоя в Даулатабаде, которая проходила в начале марта 1983 года. После того, как подразделения оперативного батальона царандой, под прикрытием пограничников прочесали окрестности, к центральной площади начали стекаться местные жители. Привлекала их сюда не только зажигательная восточная музыка, льющаяся из громкоговорителей, установленных на боевой агитационной машине, но и весть о том, что русский доктор осуществляет бесплатный приём всех больных. К санитарной машине, где в поте лица трудился среднего роста, русоволосый офицер-медик, выстроилась самая большая очередь. Мне трудно сказать скольких пациентов принял советский доктор за день, но то, что не один десяток - это точно. В это же время из машин осуществлялась раздача муки, соли, сахара, других необходимых продуктов и, как это не удивительно в военное время - учебников, ручек, карандашей и тетрадей. Все это накануне было доставлено транспортной колонной пограничников из дружественного Советского Союза. Кстати колонну эту душманы обстреляли именно в районе Даулатабада. Узнав о том, что на транспортных машинах были в основном продукты питания и горючее, старейшины пообещали, что впредь, все советские военные колонны, которые будут проходить через их селения, больше никто не тронет. И слово они своё сдержали.

Говоря о значении советского военного присутствия в Афганистане, я хочу особо отметить, что в основе этого было все-таки больше благих намерений, чем плохих. Но многое в жизни зависит от того, кто осуществляет эти намерения. Наверное в этом плане нам несравненно повезло. Ведь что ни говори, но именно в период присутствия в провинции Фарьяб советских военных и советников, в Меймене вновь заработала дизельная электростанция, появился свет. Засветились окна и в городском кинотеатре, где горожане без оглядки на прошлое могли познавать такой непохожий на их житие, но, тем не менее, такой интересный и загадочный мир их окружающий. Сотни юношей и девушек смогли учиться в школах и лицеях. Некоторое время существовал даже молодёжный лагерь отдыха для детей трудящихся. Впервые за многие годы горожане и жители селений не голодали, не умирали от неизвестных болезней, потому, что транспортные колонны, которые периодически курсировали из туркменского города Керки в Меймене, доставляли в город всё необходимое, от продуктов и горючего, до лекарств и учебников. А сколько было проведено совместных боевых операций по уничтожению банд, то и дело перекрывающих в верховьях ущелья воду, нападающих на караваны с хлебом и грабящих кишлаки? ...

Все это, конечно же, забыть нельзя. Доброе отношение и помощь в самые трудные для страны дни, конечно же, останутся в памяти наших современников, и заветное "шурави" всегда будет тем ключевым словом, которое откроет сердце каждого афганца, вместе с советскими братьями защищавшего завоевание народной революции.

<< Глава XXIV - Назад II Далее - Глава XXVI >>


Опубликовано на сайте c разрешения автора книги "Фарьябский дневник",
страница подготовлена В. Лебедевым, декабрь 2012 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: april_82_Kaisar7.jpg
Вес: 971106 байт.
Размер: 1800 x 1283 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика