ММГ «Кайсар» — 47 Краснознамённый Керкинский ПОГО — 68 Краснознамённый Тахта-Базарский ПОГО — КСАПО — КГБ СССР

Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


Можем ли мы оставить Афганистан в таком положении и, с другой стороны, переменится ли оно, и успокоится ли страна? Никогда, по крайней мере, мы до этого не доживём. Не могу сказать Вам как ненавидит нас народ, всякий, кто убьет европейца, считается святым... Мы не можем, не должны здесь оставаться. Мы должны возвратиться, хотя бы с уроном нашей чести...

Из письма молодого британского офицера на родину, август 1840 года, Кандагар

Глава 23 "Фарьябского дневника" рассказывает об участии нештатной заставы от 1 ММГ "Меймене" в операции возмездия, проводившейся весной 1983 года напротив участка 47 Керкинского пограничного отряда. На этот раз реально вступить в соприкосновение с противником заставе не удалось. Командованием ей была отведена роль резерва. Выброска к месту засады в один из этапов операции результата не дал. Хотя то, что душманы не пошли на прорыв в месте устройства засады - это тоже результат, причём положительный.

Следует отметить, что такие операции напротив центра и левого фланга Керкинского пограничного отряда постоянно планировались командованием КСАПО в зелёной зоне Акчи и Андхоя. Крупная операция была проведена в этих местах весной 1986 года. В ней участвовали многие нештатные заставы с мотоманевренных групп Тахта-Базарского пограничного отряда, боевые группы от мангрупп Керкинского, Термезского, других пограничных отрядов, подразделения 40-й Армии, сарбозы ВС Афганистана.

Фактически, как только начиналась весна все мотоманевренные группы КСАПО постоянно выделяли по 50 человек для участия в блокировании бандформирований (наиболее стандартная роль ДШЗ о войсковой операции) в том или ином районе северных провинций Афганистана. Не исключением была и Кайсарская ММГ. Таких нештатных десантных застав приходилось выделять до 5 - 6 раз за весенне-летний период охраны границы.

Виктор Носатов, 2005 г.,
посвящается 16-летию вывода ОКСВА из ДРА

Фарьябский дневник
(Дни и ночи Афгана)



Глава XXIII.

28 марта - 2 апреля 1983 года. Туркменская ССР. Город Чаршанга.

Несмотря на раннее утро, весь личный состав мотоманевренной группы высыпал из землянок, чтобы проводить нас на операцию. Перед посадкой в вертолёты подполковник Нестеров выступил с небольшой, но пламенной речью, напомнив ещё раз, что всех нас с нетерпением ждут дома.

Сделав несколько кругов над Меймене, винтокрылые машины взяли курс на север. Под нами, куда не кинь взгляд, горы да крутобокие холмы, склоны которых пестрят сгорбившимися спинами дехкан из близлежащих полуразрушенных кишлаков. Весенняя полевая страда в отличие от страды военной, более привычна селянам и потому забыв все страхи люди, то и дело бросая взгляды на пролетающие мимо боевые машины, продолжают заниматься своим древним и самым почётным - хлеборобским ремеслом.

До Чаршанги - места сосредоточения войск участвующих в операции возмездия долетели без приключений.

Чаршанга это небольшой туркменский город, раскинувшийся на плоской как стол равнине недалеко от афганской границы.

Наше подразделение расположились на территории пограничной комендатуры, в палатках. Пока бойцы наши обустраивались на новом месте, мы с майором Хорьковым направились в штаб погранкомендатуры, за указаниями.

Полковник, один из руководителей операции, довёл до нас обстановку, существующую на сопредельной афганской территории.

В заключении он сказал, что операция идёт уже полным ходом, и что нам отводится лишь роль резерва.

- Быть в тридцатиминутной готовности к посадке на вертолёты, - заключил постановку задачи наш новый начальник.

- А как скоро мы можем понадобиться? - спросил я.

- Пока всё идёт по плану. А через два-три дня - видно будет. Так что ждите команды.

Откровенно говоря, у нас с майором Хорьковым особого желания участвовать в операции не было, только тоскливая участь надолго засесть в этой провинциальной азиатской дыре понуждала к рвению, с которым мы взялись за подготовку личного состава к предстоящим, в этом мы нисколько не сомневались, боям.

Небольшой, но уже неоднократно выручавший нас опыт подсказывал, что группу, скорее всего, будут использовать в качестве затычки в местах прорыва боевиков или в засаде. Поэтому необходимо было, в первую очередь, выбить у начальства побольше боеприпасов и найти пригодный для земляных работ, шанцевый инструмент. В поисках тыловиков мы обошли всю комендатуру, но безрезультатно. Как это уже давно повелось, за редким исключением, они чаще всего появлялись в около военной полосе только при "раздаче пирога", то бишь подарков и наград. Но как говорится, нет худа без добра. В одном из тёмных коридоров погранкомендатуры я встретил своего однокурсника по Алма-Атинскому пограничному училищу - капитана Сергея Юдина. За семь лет со дня выпуска он мало чем изменился, похудел, правда, загорел тем самым афганским загаром, по которому местные в Союзе всегда отличали нас от остальных военных. Выгоревший камуфляж и выдавшая виды кепи, дополняли его бравый вид. После первых объятий и приветствий мы разговорились, вспомнили однокурсников, друзей.

Он только, что прибыл из очередной операции с той стороны и спешил на доклад к начальству. Договорившись встретиться вечером, мы разошлись.

О десантно-штурмовой группе (ДШГ), которой командовал капитан Юдин я слышал уже не раз. На двух или трёх совместных операциях его заставы перекрывали труднодоступные перевалы, отрезая боевикам путь в горы. Помню, что в конце одной из таких операций, вопреки утверждению синоптиков, над горами низко нависли тучи, окутав собой позиции ДШГ. Вертолёты, естественно, не смогли снять с перевала десант, и Сергею пришлось организовывать круговую оборону.

В течение нескольких дней отбивалась группа от назойливых боевиков, огнём и гранатами, отбрасывая их на исходные рубежи. Израненные, изголодавшиеся бойцы, видя уверенность и стойкость командира, своих позиций не покидали. Уже когда почти полностью иссякли боеприпасы, немного распогодилось и ДШГ удалось с перевала снять.

И это, я знаю, далеко не единственная неординарная ситуация в боевой биографии Сергея Юдина из которой он всегда выходил с честью.

В сумерках, пробираясь через стан десантников к палатке капитана Юдина я, то и дело задерживался у огонька, беседовал с солдатами, и слышал о нём лишь слова искреннего уважения и любви.

- Если бы не он, многих из нас бы уже давно не было в живых, - подытожил мнения сослуживцев среднего роста, крепенький боец с ярко-красным румянцем во всё лицо.

За разговорами, да воспоминаниями засиделись мы с Сергеем допоздна. Помянули Аркашу Волкова. В нашей памяти он навсегда останется прежним, худеньким, задумчивым подростком, прекрасной души человеком, с которым мы вместе хлебали солёные щи курсантской науки.

Уже прощаясь, я поведал Сергею, о своих проблемах и он, не задумываясь, распорядился выдать на нашу группу весь, имеющийся у него резерв боеприпасов, лопат и спальников. И вовремя. На следующий день поступил приказ выбросить нас на направление вероятного движения отходящих из района операции боевиков, в засаду.

И вот мы в воздухе. Сделав два круга над Чаршангой, вертолёты резко пошли вверх. На равнине только одна защита от ДШК - высота не менее трёх-четырёх тысяч метров. В иллюминаторе, на смену однообразному степному ландшафту, пришли скалистые, безжизненные предгорья "Крыши мира" - ПАМИРА. Нам предстояло преодолеть высокогорный перевал, самое опасное на нашем маршруте место. Эту новость нам весело сообщил молоденький штурман ещё перед посадкой в вертолёт. Хотел видно показать, что парень он бывалый и не такое в жизни видал, и что с кем, с кем, а с ним мы не пропадём. Я спокойно созерцал горные пики, когда вертолёт, дребезжа всеми своими заклёпками, накренился и резко пошёл вниз. Ощущение такое, словно машина вот-вот развалится на части, и мы все окажемся в свободном полёте. Но нет, вертушка вдруг замерла на месте, выровнялась и спокойно заскользила прежним курсом.

Обстановку разъяснил уже знакомый штурман, который тяжело вывалившись из кабины, оттирая обильно льющийся на глаза пот, заикаясь сказал:

- Т-т-так, ч-ч-то, р-р-ребята ... В-в-в р-р-рубашке р-родились! Ч-ч-чуть н-на Д-ДШК н-не н-н-нарвались...

Запоздало взглянув вниз я успел заметить лишь дым от нурсов выпущенных вертолётом сопровождения по засаде боевиков. И это ведь только начало операции. Что же тогда ждет нас дальше?

Вертушки начали снижаться за несколько десятков километров от места десантирования. Внизу вместо гор, насколько охватывал взгляд, простиралась равнина. Показались кишлаки, по куполообразными крышами которых можно было без труда определить, что селения эти туркменские. В какой-то мере этакое соседство особой тревоги не вызывало. С туркменскими старейшинами мы всегда находили общий язык и с их отрядами самообороны как правило в боевые стычки не вступали.

- Идём на посадку, - выглянув из кабины, сказал штурман.

Обработав НУРСами поляну пустынной, в это время, шоссейной дороги, несколько вертолётов приземлилась, а один продолжал кружить на небольшой высоте, обеспечивая высадку десанта.

Вертолётов и след простыл, когда мы разобрались, что выбросили нас километрах в пятнадцати от намеченных командованием позиций.

На всякий случай выслали во все стороны дозоры. Слава Богу, противника поблизости и по маршруту движения не было. Только к сумеркам добрались мы до места засады. С ходу, даже не передохнув, все принялись за рытье окопов. До темноты необходимо было хотя бы зачать круговую оборону и подготовить КП (командный пункт). БСЛ (большие саперные лопаты), которыми снабдил нас Сережа Юдин, очень помогли, ускорив работу почти вдвое. К ночи по периметру обороны были вырыты окопы, между ними ходы сообщения. В полном объёме был отрыт и оборудован командный пункт (КП). После импровизированного позднего ужина и короткого отдыха майор Хорьков поставили каждому бойцу конкретную задачу, определил сигналы связи и взаимодействия.

С этого момента началось наше сидение в засаде.

Первая половина ночи прошла спокойно, если не считать, что кто-то дважды пытался проверить нашу выдержку, обстреливая позиции с дальнего расстояния. Несмотря на все наши предосторожности боевики видимо что-то заподозрили. Командир ещё раз напомнил всем, что без его команды огня не открывать.

Постреляв в белый свет как в копеечку, и видя, что на обстрел никто не реагирует, душманы огонь прекратили, но идти по лощине, которую мы перекрыли, не решились.

Безрезультатно прождав боевиков до двух часов ночи, майор Хорьков распорядился выставить необходимое количество дозорных, остальным разрешил отдыхать. С гор потянуло ледниковой прохладой и спальники как никогда оказались кстати. Оставив за старшего одного из молодых, ещё необстрелянных офицеров мы с командиром решили немного вздремнуть, но не тут-то было. Не прошло и часа, как сквозь сон я услышал разрывы снарядов.

- Ну, - думаю, - явно "духи" из миномётов шпарят. А снаряды все ближе и ближе. Вот тогда-то я впервые и взмолился Богу. Шепчу "Боже спаси и сохрани", а сам майора за плечо трясу. Предпринимать что-то надо. Хорьков проснулся, ошарашено огляделся кругом и вдруг ни с того, ни с чего матом на кого-то. Глянул я на бруствер КП, а там старлей спокойно сидит, и сигаретку покуривает. Это командир его материт. Тот что-то испуганно бормочет в оправдание. Мол, ему показалось, что кто-то к позициям крадётся, вот он и решил гранатой проверить. Дозорные то ли спросонья, то ли с испугу последовали его примеру и вот результат. После такого происшествия у нас всех сон как рукой сняло. До утра больше никто так и не заснул. На этом наша неудавшаяся операция и закончилась.

Закончилось на этом и моя афганская эпопея.

<< Глава XXI - Назад II Далее - Глава XXIV >>


Опубликовано на сайте c разрешения автора книги "Фарьябский дневник",
страница подготовлена В. Лебедевым, ноябрь 2012 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: trofei-1.jpg
Вес: 75836 байт.
Размер: 500 x 361 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика