ММГ «Кайсар» — 47 Краснознамённый Керкинский ПОГО — 68 Краснознамённый Тахта-Базарский ПОГО — КСАПО — КГБ СССР

Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


Конечно, не боги - земные ребята
Бросались под пули, горели в броне.
А руки хирурга спасали солдата,
Чтоб меньше легло нас в афганской земле.

Станислав Волков

В Главе 23 "Дневника фельдшера..." Ю. Котов рассказывает о своём непосредственном участии в проведении разведывательного рейда по окружающим Кайсар кишлакам с целью выявления бандгрупп, который показал, что почти в каждом из них находится какая-то банда. Разница между ними только в численности и вооружении. Рейдом достигнута цель вытеснения бандитов в горы, в дальние от центра улусвольства кишлаки.

Глава 24 рассказывает о выезде автора в составе боевой группы в ночную засаду. Очень точно переданы ощущения всех без исключения солдат и офицеров, участвующих в таких мероприятиях, от пробирающего до костей, до самых кончиков волос на голове холода и отсутствию какой-либо возможности что-либо изменить для согрева организма во время выполнения боевой задачи. Термосов с горячим чаем тогда в мангруппе почему-то не было, огонь развести нельзя, бегать по сопарям тоже нельзя. Сплошные тяготы и лишения согласно Уставу ВС и присяге. Это ни в коей мере не влияло на моральный дух бойцов, скорее его укрепляло и закаляло.



Юрий Котов, март - апрель 1984 г.

"Афганский дневник: Записки фельдшера ММГ (июль 1983 - февраль 1984 г.г.)"


Глава 23.

Солдаты шумно залезали в бронетранспортёры и БМП. Я повесил медицинскую сумку на плечо, перехватил автомат в другую руку и быстро влез в люк ближайшей БМП. Мы выезжали на операцию по зачистке кишлаков по маршруту Кайсар – Суфикала – Джаулаг – Беш-Бала – Кайсар. Взревели двигатели, и колонна тронулась.

БМП внезапно рванула с места. Я успел зацепиться за сиденье. Каска со звоном билась о бронированный потолок. От быстрой езды и ухабов БМП всё время трясло и подкидывало, а на поворотах десант швыряло из стороны в сторону. Мы крепко держались и смотрели в открытые люки и бойницы. Ветер врывался в салон вместе с дымом и копотью от сгоревшей солярки. В горле першило, глаза слезились.

Объехали рощу и на полной скорости двинули на Суфикалу. Впереди шли 713-й, 715-й, 716-й БТРы и 719-я БМП. Я находился в 720-й БМП, которая замыкала колонну.

По последним разведданным вчера в районе кишлаков Наудари-Кала и Суфикала была замечена большая активность бандгрупп. Двоюродный брат Рауфа - Гадой брал в жёны третью невесту. Помешать этому мы не могли из-за большой численности бандитов и устройства возможных засад и заслонов. Но приветы и поздравления из 120-мм миномётов мы бандитам послали. А сегодня командование решило разведать обстановку в близлежащих кишлаках и отогнать мелкие банды подальше от района Кайсара.

Колонна промчалась по окраине Арзулики-Балы. Кишлак, как вымер. Только у крайней мазанки я заметил растрёпанную, в лохмотьях девочку, которая держала за руку маленького брата. Несмотря на холодную погоду (вторая половина ноября), они были босоногие. Я долго смотрел им вслед, пока они не скрылись в клубах пыли.

Приближались к Суфикале. Вдруг машину резко дёрнуло, а затем швырнуло в сторону и развернуло. Я не удержался и, пролетев по десантному отсеку энное расстояние, больно ударился о броню. На меня полетели автомат, медицинская сумка и Коля Паниско. Салон наполнился пылью. Стало тихо. Болело ушибленное плечо, и гудела голова.

Возле меня открылся большой десантный люк, и кто-то заглянул внутрь БМП. Я вылез из салона и увидел метрах в 50 от машины на дороге сорванную гусеницу. Впереди была Суфикала.

Неожиданно поднялась стрельба. Сорбозы залегли впереди наших остановившихся БТРов и открыли автоматный огонь по сопке, находящейся недалеко от кишлака. Было видно, как из кишлака в быстро уходит небольшая банда. По ней открыли огонь из крупнокалиберных пулемётов два БТРа. По склонам запрыгали фонтаны пыли и песка от разрывов МДЗ.

"Духи" ответили разрозненным огнём, но пули прошли где-то в стороне от нас. Линии трассирующих пуль из КПВТ тянулись к сопке, перепахивая её вершину. Я заметил, как одна из очередей прошла сквозь фигуру душмана, и его тело отбросило в сторону. Двое других подхватили его и скрылись за гребнем. Стрельба прекратилась, и экипаж БМП принялся соединять траки гусеницы. Остальные им помогали. 715 и 713-й БТРы выдвинулись чуть ближе к кишлаку, выставив таким образом заслон. Минут 40 - 50 ушло на обувание БМП. Меня увидел Лазаренко и приказал пересесть к нему в БТР...

...Колонна рванула с места и ушла вправо от Суфикалы в сторону Джаулага. Расстояние покрыли быстро и у самого Джаулага нарвались на встречный огонь банды. Быстро разъехались, огибая кишлак с двух сторон. Где-то справа от нас разгорелась жаркая перестрелка. Было слышно, как работали наши пулемёты, где-то грохнул выстрел из БМП. Лазаренко что-то кричал по радиостанции. Мы объехали кишлак и зашли с тыла.

С ближайшей сопки по броне БТРа ударили несколько очередей. Мы вздрогнули, когда звоном от пуль резануло по ушам. Паниско, сидевший возле меня, захлопнул люк. Сорбозы спрыгнули с брони и залегли.

Лазаренко приказал наводчику перепахать сопку. Ударил КПВТ. В салоне застучало и завоняло пороховым дымом. Надев гильзоотражатели, мы тоже принялись обстреливать склон. Огонь прекратился. Продолжая стрелять, мы обогнули холм и увидели наши машины. Кольцо сомкнулось, но банда всё-таки выскользнула и ушла дальше в сопки. Мы продолжили движение, огибая Беш-Балу со стороны Куруколя. Но когда выскочили к кишлаку, банды там уже не было.

На окраине кишлака стоял "Рафик" с ключами в замке зажигания. В кузове под тентом находились какие-то мешки, несколько автоматов и карабинов. Появилась пожилая афганка и несколько афганцев. Они подошли к нам. Оказывается, банда была в кишлаке, но, услышав стрельбу, ушла прямо перед нашим появлением в сопки, бросив машину. «Рафик» тросом подцепили к БТРу, и мы двинулись к Кайсару.

Дорога вывела к обрыву. Слева сопки, справа - обрыв. Проезжая часть пути была узкой. Мы остановились. Вперёд ушла разведка и сапёры. Я подошёл к обрыву. Глубина достигала метров 15. На дне виднелось высохшее русло реки, и рос кустарник. За обрывом начинались красивые сопки, переходящие одна в другую. Под ногами звенели кучи тусклых гильз отечественного производства. Когда-то отсюда уже вели огонь по руслу. Мы закурили. Было тихо.

Поступила команда двигаться, и мы вскарабкались на пыльный БТР. Миновав узкую часть дороги, колонна увеличила скорость. К Кайсару подъезжали со стороны взлётки. Подкатили к подразделению сорбозов и передали им "Рафик" и оружие, захваченное у басмачей. Нас окружила толпа ребятишек и взрослых ашнаков, которые о чем-то галдели.

Через 20 минут мы были на "точке". Здесь было тихо и спокойно. Только очередная группа солдат и офицеров готовилась к ночной засаде...

Глава 24.

...Ночь была холодной. Ехали осторожно на первой скорости с выключёнными фарами. Продвинувшись в сторону Хайдариханы, и не доезжая до кишлака, остановились и свернули к ближайшим сопкам.

Старший засады - ст. лейтенант Усенко С.П. спрыгнул на землю и осмотрелся. Светила луна. Приказал перекрыть дорогу огневыми средствами. БТРы разъехались под сопки в тень по разные стороны дороги. На склонах с обеих сторон дороги расставили пулемётные расчёты. Ещё один пулемёт поставили в сухом арыке у дороги. Остальные разместились в бронетранспортёрах. Второй БТР остановился метрах в 100 от нас, перекрыв другую дорогу, которая соединялась с нашей и вела в кишлак. Бойцы заняли свои места.

Мы находились в бронетранспортёре. Тихо попискивала радиостанция. Наводчик сидел у пулемётов, Усенко на командирском месте, рядом с водителем. Мы расположились на задней скамье у машинного отделения. Старший лейтенант Усенко приказал отдыхать, а в полночь я и пулемётчик Богданов должны были сменить пост на ближайшей сопке.

Бронетранспортёр остыл и начал покрываться инеем внутри. Было ужасно холодно, особенно ногам в сапогах. Мы бросили на пол БТРа матрац и пытались уснуть, но из-за холода ничего не получалось. Стояла тишина. Где-то рядом пронзительно и протяжно завыли шакалы. Их вой раздражал и нервировал. Вспомнился родной дом, родители и брат, захотелось домой подальше от войны и крови...

Вывел из задумчивости Усенко, который решил проверить посты. Он вылез из БТРа и исчез в ночи. Мы перешептывались с Сашкой Богдановым. Он был москвич и всегда много рассказывал о Москве. Жутко мёрзли ноги без движения. Вернулся старлей и начал дремать. Богданов, свернувшись калачиком, тоже уснул. Я ворочался, не спалось. Когда-то пацаном я сожалел, что родился после войны, не повоевал. И вот судьба дала мне такую возможность, но ничего хорошего и романтичного я в этом не нашёл.

Вдруг со стороны Кайсара донеслась интенсивная стрельба, и начали взлетать осветительные ракеты. Усенко приказал нам поменять наряд на сопке, а сам принялся связываться с лагерем. Мы вывалились из люка и поползли в сопку. Наряд полз нам на встречу. У Богданова был ручной пулемёт, а у меня автомат, сумка и бинокль ночного видения. В лагере одна за другой взлетали осветительные ракеты и освещали всю округу. По теневой стороне сопки мы взобрались на вершину и вжались в неё. Заняв позицию, мы осмотрелись в бинокль. Всё было спокойно, хорошо просматривался участок дороги и прилегающая местность.

Стрельба в лагере стихла, но ракеты ещё около часа продолжали взлетать. Мы ещё раз осмотрели местность в бинокль ночного видения, обнаружили наши посты на соседней сопке и начали следить за дорогой. Холод жутко пробирал до костей.

К утру стало ещё холоднее. Хотелось курить. Мечтали о горячем чае и сигарете. Наконец нас сменили, и мы спустились к БТРу. Сделав пару кругов вокруг БТРа, мы залезли внутрь. Закурили. Стало легче, но некурящий Усенко начал ругаться. Узнали у него причину стрельбы. Оказывается, басмачи притянули к "точке" ещё одну неразорвавшуюся авиабомбу и пытались подорвать её прошлым способом, но их засекли посты и расшвыряли костёр пулемётными очередями. Хорошо хоть бомба не рванула. Небо стало сереть, наступало утро.

К нам пришёл старший лейтенант Дроздов. Согласовав вопрос с мангруппой, решили сниматься. После нескольких попыток завелись, прогрели двигатели. Посты быстро снялись и загрузились в бронетранспортёры. Тронулись в обратный путь.

Уже совсем рассвело, когда мы добрались до Кайсара. Где-то в мечети кричал муэдзин. Мы въехали в лагерь. Выпив горячего чаю, разбрелись спать...

<< Глава 21-22 Назад II Далее: Глава 25-26 >>


Опубликовано на сайте c разрешения автора Ю. Котова,
страница подготовлена В. Лебедевым, март 2012 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: tanay.jpg
Вес: 29925 байт.
Размер: 200 x 257 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика