ММГ «Кайсар» — 47 Краснознамённый Керкинский ПОГО — 68 Краснознамённый Тахта-Базарский ПОГО — КСАПО — КГБ СССР

Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


Конечно, не боги - земные ребята
Бросались под пули, горели в броне.
А руки хирурга спасали солдата,
Чтоб меньше легло нас в афганской земле.

Станислав Волков

Для сайта "Боевой путь ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР" произведение Ю.Г. Котова "Афганский дневник: Записки фельдшера ММГ" представляет наибольшую ценность. Именно дневник в широком понимании слова позволяет с точностью до часов и дней воссоздать теперь уже далёкие события служебно-боевой деятельности Кайсарской ММГ. Пусть события, увиденные и пережитые одним человеком, будут, может быть, казаться однобокими. Пусть текст, возможно, лишён ярких эпитетов, сравнений, метафор. Но, именно они, события, описанные кратко, точно, достоверно позволят другим участникам вспомнить то, что ещё вчера, казалось навсегда кануло в небытие в закоулках нашей памяти. Ю. Котов не даёт в своих записках оценки происходящим событиям, не делает выводы за других действующих лиц, не приписывает им то, что могло бы быть, "если бы он пошёл, если бы он подумал, если бы, да кабы", не раскрывает того, что стоит за всеми действиями солдат, сержантов, офицеров мотоманевренной группы. Он просто излагает на бумаге то, что видит, слышит, делает. Поэтому, читая "Дневник...", ловишь себя на мысли, что всё что произошло с автором, как будто бы происходит в данный момент с тобой. Тем более, что все описываемые картинки знакомы до мельчайших подробностей. Ведь каждый ветеран Кайсара раньше или позже ходил по тем же тропинкам, нёс службу на тех же постах, думал, действовал, мечтал, говорил тогда точно также, как и сержант Юрий Котов - фельдшер РММГ-2. К сожалению, я такого дневника не вёл. Пусть не такого подробного, пусть короткого - только цифры, даты, события. Никакого... Однако этот факт только лишний раз даёт повод не только продолжать писать историю ММГ "Кайсар", но и продолжать её историю через встречи ветеранов сегодня.



Юрий Котов, март - апрель 1984 г.

"Афганский дневник: Записки фельдшера ММГ (июль 1983 - февраль 1984 г.г.)"


Глава 1.

... Солнце раскалённым шаром висело над головой. Транспортный вертолёт МИ-8, вооружённый пулемётами ПКС и кассетами реактивных снарядов НУРС, летел на высоте 200 - 300 метров. Внизу расстилалась выжженная солнцем туркменская земля. Медленно проплывали сопки, покрытые верблюжьей колючкой, стада баранов, верблюды, сопровождаемые чабанами. Кое-где виднелись кошары, вокруг которых резвились детишки. Все говорило о прекрасной мирной жизни, и только почта, медикаменты и боеприпасы на борту вертолёта напоминали о том, что наш путь лежал в древний Северный Афганистан, в провинцию Фарьяб.

В салоне вертолёта было душно. Я сидел, расстегнув камуфлированное х/б, и сняв панаму, недалеко от дверцы вертолёта, где возле пулемёта находился борттехник - стрелок.

Машина начала набирать высоту - мы достигли афганской границы. Внизу мелькнули два ряда системы, контрольно-следовая полоса, затем показалась линия границы, обозначенная пограничными столбами.

Я вспомнил далёкую пограничную комендатуру в Шарлауке на иранской границе в Кара-Калинском погранотряде, где служил раньше. В памяти всплывали дни и ночи пограничной службы, лица ребят, с которыми ходил в наряды, служил, общался. На душе было тревожно и тяжело. И не только потому, что мне пришлось расстаться с дружным коллективом ребят, любимой границей, моей маленькой "невестой" Олей - трёхлетней дочуркой замполита Бирюкова Валерия Михайловича, которые покинули комендатуру чуть ранее меня по причине перевода в Керкинский погранотряд. Я понимал, что теперь все оставшееся время службы (а его было не так уж и мало - около семи - восьми месяцев), я должен прожить в постоянном нервном напряжении, в ответе за свою жизнь и за жизни моих новых товарищей, к которым я летел. Было тоскливо. И только мысль о том, что я должен помочь своим товарищам, которые нуждались в моей помощи специалиста - медика, что я должен честно выполнить свой солдатский и интернациональный долг, немного взбадривала меня...

Вертолёт набрал предельную высоту во избежание обстрелов снизу душманами. Внизу замелькали маленькие афганские кишлаки, сопки, скудная зелень этого края. Было предобеденное время, жара под +50°C. Кишлаки, казалось, вымерли - никакого движения.

Я с интересом и тревогой смотрел вниз на чужую землю. Прошло уже минут сорок, как мы летели над афганской территорией. Впереди показался большой кишлак, окруженный густой (по афганским меркам) зеленью и сопками. Рядом был виден ещё один кишлак, между ними протекала речушка. Дальше были горы - красивые, холодные, но чужие. От построек на окраине большого кишлака отделились какие-то машины, подняв столбы пыли.

Вертолёт сделал крутой вираж и пошел на снижение. Я понял, что мы достигли цели и приготовился к высадке. Сердце застучало чаще. Подняв винтами огромный столб пыли, вертолет плавно коснулся шасси земли. Борттехник быстро отворил дверцу, выбросил трап, и я, схватив свой вещмешок, выпрыгнул на землю. Пыль немного улеглась, и я увидел два БТР-60 и одну БМП-1, охвативших полукольцом взлётную площадку. К вертолёту подъехали две машины ГАЗ-66, и из них выпрыгнули солдаты. Одеты они были, кто в маскхалат, кто в х/б. На голове - у кого каски, у кого панамы. На меня, казалось, никто не обращал внимания. Солдаты, забросив автоматы за спину, быстро начали переносить груз из вертолёта в машины.

Со стороны кишлака показались любопытные оборванные и голые детишки и старики. Я с любопытством рассматривал их (это были первые афганцы, которых я видел). Подошли ещё двое в чалме с карабинами в руках. Они с интересом поглядывали на меня и о чём-то переговаривались. Я был в недоумении. И вдруг я понял причину этого любопытства. Я отличался от солдат, разгружавших вертолёт. В отличие от них, я был одет в чистое пятнистое х/б, подшитое белоснежным подворотничком. Сапоги мои ярко блестели на солнце. И, самое главное, я был без оружия. Они поняли то, что я здесь новичок.

Мои размышления прервал чей-то командный голос:

- Сержант! Быстро разгружать вертолёт, а затем-в машину! - Я обернулся и увидел старшего лейтенанта в пятнистом х/б и с автоматом в руках.

- Есть, - ответил я и кинулся к вертолёту. В это время как раз выгружали медикаменты. Ящик с лекарствами, за который я отвечал головой, описал дугу в воздухе и приземлился в кузове машины. Я не успел даже открыть рот, как по стенке картонного ящика расплылось пятно и воздух наполнился парами спирта. Понятно: спирту, который мне строго-настрого наказали в санчасти Тахта-Базара довезти в целости и сохранности, пришёл конец. Служба на новом месте начиналась с неприятностей.

Наконец-то разгрузка вертолёта была закончена и я, схватив свои вещи, вместе с другими запрыгнул в кузов машины. Вертолёт, подняв облако пыли, резко взмыл вверх, сделал круг и начал исчезать на северо-западе.

БТР с номером 715 выехал на разбитую дорогу. За ним двинулись машины. Замыкали колонну ещё один БТР и БМП. Ребята в машине начали расспрашивать меня - откуда родом, где ранее служил, как зовут...

Я увидел, что мы движемся к постройкам, окружённым высокими дувалами и колючей проволокой по периметру. Центральные ворота распахнулись, и я увидел двух часовых с автоматами, собаку-овчарку и прямо перед входом БМП, с направленным на ворота орудием. Мы медленно въехали на территорию базирования Керкинской резервной мотоманевренной группы в кишлаке Кайсар...

Глава 2.

Во дворе было много солдат, все с нетерпением ожидали машины и, при их появлении, кинулись разбирать почту. Некоторые с любопытством поглядывали на меня. Ко мне подошёл парень в защитном х/б с защитными погонами (было очень непривычно видеть отсутствие зелёных погон) и лычкой ефрейтора на них. Глянув на затянутый ремень, я понял, что передо мной солдат первого года службы.

- Ты новый фельдшер? - спросил он меня.

- Да.

- Пойдём, я провожу тебя к нашему лейтенанту в санчасть, - предложил он мне. Я взял вещи и направился за ним. Всё было для меня ново и интересно.

- Шура, - отрекомендовался он (это был Сашка Лебеденко, призыва осень 1982 г., из Харькова).

- Я здесь санинструктором, помогаю доктору, - повёл он разговор дальше.

Медресе с минаретом в Кайсаре

- Юра, - ответил я, рассматривая крепкие постройки с выложенными кирпичными постами на крышах, каменные дувалы на бетонном растворе, поднятые дополнительно камнем перемешанным с глиной выше роста человека. За дувалами виднелся кишлак и красивая мечеть с высоким минаретом, в куполе которого зияла огромная дыра. Купол был весь иссечён отметинами от пуль разного калибра.

Мы вошли в полутёмное прохладное помещение с одним узким окном-бойницей. Стены были толстыми, побеленными, пол - цементный. Привыкнув к полумраку, я увидел перед собой молодого лейтенанта с интересом разглядывавшего меня. Узнав, что я солдат - второго года службы, он обрадовался.

- Сержант Котов, - представился я.

- Лейтенант Митя, - отрекомендовался он.

Теперь уже обрадовался я. Уезжая из Кара-Калинского погранотряда, я надеялся встретить этого офицера. Это был товарищ и сокурсник по учёбе нашего доктора из Кара-Калинской санчасти (привет был доставлен адресату). Мы разговорились и быстро нашли общий язык. Но туча не прошла мимо. Узнав, что из двух бутылок спирта одна разбилась, он пришёл в ярость и отругал меня с применением всей ненормативной лексики, которую знал.

- Лучше бы ты шмотки свои потерял, - заключил он. - Ладно, - миролюбиво продолжил доктор, - пойдём к начальнику штаба, представишься ему.

Отцы-командиры РММГ (в центре Ю.П. Лазаренко)

Мы вышли из помещения на жару и зашагали к группе солдат и офицеров, которые читали письма и проверяли посылки. Указав мне на энергичного капитана (это был начштаба мангруппы Лазаренко Юрий Петрович), доктор подтолкнул меня вперёд.

- Иди, - сказал он.

- Товарищ капитан, сержант Котов прибыл для дальнейшего прохождения службы в мотоманевренную группу в качестве фельдшера - начальника аптеки, - отдав честь, доложил я.

- Хорошо. Доктор Вам всё объяснит и устроит, введёт в курс дела. Оружие и боеприпасы получите на складе, - ответил он, оглядев меня с головы до ног и, по-видимому, остался доволен.

Мы двинулись в сторону санчасти.

- Шурик, достань сержанту кровать. Принесёте её в санчасть, расскажи ему все, объясни, а я пошёл принимать обед, - сказал доктор, повернувшись к Лебедю (так все звали Лебеденко). Мы остались вдвоём.

- Здесь раньше была английская больница, затем база басмачей, а теперь мы. Помещения крепкие, снаряд с трудом пробьет. А здесь, где сейчас санчасть, раньше был морг, - рассказывал Лебедь.

Кайсарская баня,
с левой стороны в роще 2-этажный дом

- Да, место - "превосходное", - ответил я. Разобрав медикаменты и упаковав "тревожные" медицинские сумки, мы вышли на улицу. Наконец-то я cмог осмотреться. Метрах в 70 - 100 от "точки" находилась уже вышеописанная мечеть с дырой в куполе минарета, за ним шли глинобитные дома кишлака. По левую сторону от мечети - глинобитное небольшое здание с двумя куполами на крыше (Лебедь сказал, что это афганская баня). За ней - красивая роща, в глубине которой стоял двухэтажный, построенный по европейскому типу, дом. Далее, за всем этим пейзажем начинались горы.

- Здесь в горах - база душманов, - сказал Шурик.

- Стреляют часто? - спросил я.

- Почти каждый день. А теперь пойдём на склад, получишь оружие, патроны и сигареты.

На складе ефрейтор - кладовщик выдал мне новый автомат АК-74, сумку для магазинов, 4 магазина к автомату, несколько пачек патронов, 2 пачки душанбинской "Примы".

- Пристреляешь в первом бою, - сказал он мне. Затем подумал и достал две гранаты Ф-1. - Пригодятся, - Познакомились. Кладовщик был из Харькова, почти земляк (от Харькова до Артёмовска 230 км). Мы вместе пошли осматривать "точку". Рядом со складом и кухней были вырыты миномётные позиции, где стояли 82-мм и 120-мм миномёты. На углах, у дувалов стояли БТР-60 и БМП-1. На крышах казармы, санчасти и кухни были сооружены наблюдательные посты. Изучая территорию, я встретил знакомых ребят своего призыва - Валеру Усенко, Костю Кравченко из отделения связи и Вову Гашкова - водителя БТР. Валера и Костя из Ворошиловградской области, а Вова - из Крыма. Мы вместе начинали службу на учебном пункте в Кара-Кале. Обрадовались встрече. "Теперь я здесь не один," - подумал я.

Коллектив оказался дружным, хорошим. Я быстро вошёл в него, как свой человек. К вечеру я уже многих знал, проверял качество пищи перед ужином в солдатской столовой, даже оказывал некоторым медицинскую помощь. Вечером при свете керосиновой лампы мы с новыми знакомыми сидели в санчасти и говорили о Союзе, о родных, знакомых, близких, девчонках. Первый день моего пребывания в Афганистане, в кишлаке Кайсар, подходил к концу. Я быстро входил в дружную семью воинов-интернационалистов.

Далее: Глава 3-4 >>

Опубликовано на сайте c разрешения автора Ю. Котова,
страница подготовлена В. Лебедевым, февраль 2012 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: bm-12.jpg
Вес: 105168 байт.
Размер: 400 x 546 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика