ММГ «Кайсар» — 47 Краснознамённый Керкинский ПОГО — 68 Краснознамённый Тахта-Базарский ПОГО — КСАПО — КГБ СССР

Новости сайта

- 27 ноября 2014 г. опубликованы все 27 глав романа-хроники Н. Иванова "Ограниченный контингент". Об истории создания романа, авторе и кратком содержании глав. Ссылки на главы.
- 17 февраля опубликована страница: "Организационно-штатная структура ММГ «Кайсар» 47 Керкинского, 68 Тахта-Базарского ПОГО КСАПО КГБ СССР"
- 22 января добавлена очередная страница боевого пути ММГ за 1991 - 1992 годы. "1991 - 1992 годы. СБД по охране государственной границы. Расформирование ММГ-5 "Кайсар"
- 6 января добавлена страница боевого пути ММГ за 1989 год. "1989 г. Вывод ММГ-5 «Кайсар» из Афганистана".


Можем ли мы оставить Афганистан в таком положении и, с другой стороны, переменится ли оно, и успокоится ли страна? Никогда, по крайней мере, мы до этого не доживём. Не могу сказать Вам как ненавидит нас народ, всякий, кто убьет европейца, считается святым... Мы не можем, не должны здесь оставаться. Мы должны возвратиться, хотя бы с уроном нашей чести...

Из письма молодого британского офицера на родину, август 1840 года, Кандагар

Глава 20 "Фарьябского дневника" раскрывает напряжённую работу советников, направляемых КПСС в Афганистан, на фоне сложнейшей оперативной обстановки в одной из северных провинций. Глава начинается с описания того, как попадали партийные работники в южную страну. Далее речь идёт о непосредственной партийной работе в партийных организациях НДПА.

Трудность партийной работы была в том, что партийным работникам приходилось строить внутрипартийные отношения в стране, где господствовал феодализм и законы шариата. В партии в основном состояли торговцы и представители интеллигенции, которым организационно-партийная работа была невдомёк. Пролетариями афганских партийцев тоже назвать нельзя. Провинция была аграрной. А это всё накладывало свой особый отпечаток и стиль на всю партийную работу с афганцами.

Наши советники работали самоотверженно, проявляя мужество и героизм, порой погибали, прекрасно понимая, что там в Афганистане никакой социализм построить было просто нельзя - не было базы для построения социализма, не было идеологии. Признаться себе в этом советники не могли даже во сне. Понимание этого придёт позже, уже после вывода войск из Афганистана и изменений в стране, вызванных перестройкой М.С. Горбачёва.

Виктор Носатов, 2005 г.,
посвящается 16-летию вывода ОКСВА из ДРА

Фарьябский дневник
(Дни и ночи Афгана)



Глава XX.

Из дневника Виталия Васильевича Глушкова, в 1982-83 г.г., советника ЦК КПСС в Афганистане.

20 января 1983 года. Провинция Фарьяб. Город Меймене.

По прибытию в Меймене я в течение месяца знакомился с партийными документами провинциального комитета НДПА, а также, работая непосредственно с секретарями партийных комитетов, изучал структуру провинциального и районных (улусволи) парткомов, органов государственной власти, профсоюзных и молодежных организаций.

С обстановкой в провинции меня ознакомили старшие советники царандоя (милиции), ХАД (госбезопасности), ДОМА (демократической организации молодёжи Афганистана). На момент моего приезда в провинцию советником царандоя работал Куликов А.Н., впоследствии его заменил Кузнецов А.И., советником ХАД был Пристёгин Г.И., а заменил его Амброладзе Р.Г., молодёжным советником работали Некрасов В.М., а потом Серов Н.М.

После неоднократных, продолжительных бесед с секретарем провинциального комитета Альборсом, губернатором провинции Пайкором и другими ответственными работниками провинции передо мной открылась объективная и реальная картина того, что провинция Фарьяб представляла собой довольно отсталый аграрный регион. Здесь испокон веков существовала и существует частная собственность на землю, которая поделена между многонациональными, постоянно враждующими между собой племенами, живущими патриархальным бытовым хозяйством. Более 90% населения было частично или полностью неграмотно.

Для советников прибывших из СССР, такую степень неграмотности и отсталости довольно трудно было себе представить. Но это факт. Люди не только не умели читать и писать, но зачастую не знали года и месяца своего рождения. А на вопрос: - где находятся СССР, США, Германия? - делали неопределенный взмах рукой и всё.

Куда я попал? Ведь еще совсем недавно я мирно трудился в своем далеком Оршанске. Все было как обычно: осенние заботы плавно переходили в зимние и так, в трудах и заботах пролетал год за годом. Но однажды, где-то в конце сентября 1982 года, в Оршанский район, где я работал вторым секретарем райкома партии, неожиданно нагрянул заведующий организационно-партийным отделом Марийского обкома партии Опалев А.И. Разговор со мной он начал издалека. Поинтересовался сначала о делах в районе, о подготовке хозяйств к зиме. Потом отметил, что дела в районе идут нормально, что областное руководство довольно работой райкома и считает, что кое-кто из районного руководства засиделся на одном месте.

Я насторожился.

- В общем так, - сказал, словно обрубил Опалев, - бюро обкома партии рекомендовало тебя, как самого опытного и выдержанного партийного работника, в Афганистан на должность советника ЦК КПСС!

- Но, я же не военный, какой из меня советник? Боюсь, что не справлюсь, - ответил я.

- А ты там будешь работать советником партийным, - пояснил Опалев, - Работаешь здесь хорошо, отзывы о тебе самые лучшие, так, что лучшей кандидатуры от нашей областной партийной организации не найти. Постановление бюро обкома уже направлено в ЦК КПСС, так, что скоро тебя пригласят в Москву, на беседу. Бюро обкома надеется, что ты со своими новыми обязанностями в Афганистане справишься непременно.

- А, что, и в самом деле, не боги же горшки обжигают, - подумал я, и согласился.

Приехал домой, рассказал жене о решении обкома направить меня в Афганистан. Эта весть у неё, мягко говоря, никакой радости не вызвала, но, обсудив сложившуюся ситуацию со всех сторон, мы с супругой решили, раз направляют, надо ехать.

В начале января 1983 года меня пригласили в Москву на Старую площадь, в ЦК КПСС (с вещами и пр.) Всего нас там собралось шесть человек: Абольяшин Е.И. - из Астрахани, Бочаров А.А, - из Куйбышева, я, Денисенко В.Ф. - из Кокчетава, Тимошенко А.И. - из Полтавы, Ромашенков Н.М. - из Орла. Неделю работали с нами работники ЦК КПСС. Знакомили с обстановкой в Афганистане, подробно рассказывали о структуре народно-демократической партии, знакомили с документами съездов и пленумов НДПА.

18 января 1983 года ночью вылетели в Кабул. На второй день после прибытия в Кабул прибыли в советское посольство, где повстречались с послом Табеевым Ф.А. и нашим партийным руководителем в Афганистане Ломоносовым В.Г.

Там же, в посольстве, нам представили советников, которых мы должны были заменить. Познакомили с переводчиком, с которым мне предстояло работать в провинции Фарьяб. Менял я там Беспамятных Юрия Ивановича. Юрий Иванович очень подробно охарактеризовал обстановку в провинции, рассказал о людях, с которыми мне предстояло жить бок о бок и выполнять поставленную задачу по становлению и укреплению государственной власти в провинции...

Проработав год, 20 января 1984 года я отмечал в Меймене свое 45-летие. Пригласил на День рождения руководство провинции. После торжественного обеда спросил у секретаря провинциального комитета НДПА Альборса, когда у него День рождения. Тот откровенно признался, что не знает. Якобы мама его говорила так: "в тот год, когда ты родился, через кишлак проходил с войском король Афганистана для усмирения восставших племен, что в День его рождения на левой горе сидел орёл, а за другой горой полыхал пожар"... Вот и всё, что знал о своем возрасте секретарь провинциального комитета партии, человек высоко образованный, занимающий довольно высокий пост в партийной иеархии НДПА.

Прекрасно зная сложившуюся, как в Афганистане, так и в провинции Фарьяб обстановку, я не уставал поражаться тому, что постоянно нас здесь окружало: средневековому укладу жизни населения, страшной бедноте и неизлечимым болезням, процветающим в далеких кишлаках и горных селениях, полным бесправием женщин, которых, как домашний скот, вывозили для продажи на базар, частной собственностью на всё, в том числе и на землю. Тому, что в самом провинциальном центре нет не только электрического освещения, но и электричество подаётся на несколько часов в день, да и то с перебоями. Тому, что вода в водопроводе появляется лишь на час в сутки, а водоснабжение осуществляется из паводковых водоёмов. И особенно тому, что до сих пор не налажено надежной, бесперебойной транспортной связи с Кабулом. Ни наземной, ни воздушной. На взлётно-посадочной полосе, которую охраняли пограничники, самолёты из центра садились, но так редко, что каждое приземление воздушного судна было в Меймене и окрестностях самым большим событием. Трасс с асфальтовым покрытием в провинции не было, поэтому, когда начинался сезон дождей, дороги развозило до такой степени, что и на бронетранспортёре просто невозможно было проехать.

Обеспечение Меймене ГСМ, продовольствием и другими жизненно важными товарами, в том числе оружием и боеприпасами, осуществлялось транспортными колоннами, которые, как правило, формировались всего лишь два раза в год, так что на всём приходилось экономить. Особенно это касалось бензина и боеприпасов.

Анализируя всё это, я невольно задавал себе вопрос: как же здесь можно строить социализм? Тем паче, что при решении этого наиглавнейшего вопроса не было единства в самом руководстве. Народно-демократическая партия состояла в основном из двух фракций - парчам и хальк (знамя и народ). Между ними постоянно шла бескомпромиссная, межфракционная борьба.

После проведения XII Пленума ЦК НДПА, II Пленума провинциального комитета партии, а также собраний в первичных партийных организациях, стало ясно, что фракционная борьба в провинциальных партийных организациях несколько стихла.
Один из руководителей группы "Кор" - секретарь парткома НДПА т. Альборс стремится сгладить разногласия между фракциями. Другая часть группы во главе с губернатором провинции т. Пайкором ведёт активную работу по усилению влияния группы в массах.
В провинции действуют малочисленные организации маоистского толка "Революционная организация трудящихся Афганистана" и "Молодые коммунисты Афганистана".
От руководителей этих групп иногда слышны выпады в адрес Советского Союза, советских специалистов, руководства ЦК НДПА. Но большой опасности эти группировки не представляют, хотя имеют заметное влияние среди учащейся молодёжи.
На две группировки разделился офицерский состав Царандоя.
Такая внутрипартийная разобщённость вызывает серьёзные трудности при решении кадровых вопросов, укреплении партийной и трудовой дисциплины.

Из годового отчёта о работе комитета НДПА провинции Фарьяб.

Вот в таких условиях и в такой обстановке приходилось работать советническому аппарату в провинции Фарьяб. Отмечу главные качества, которые характеризовали наших советников, это, прежде всего самоотверженность и личное мужество. Какие бы задачи они не получали, я был всегда уверен, что выполнят они их с честью. Сегодня я с полной ответственностью могу сказать, что каждый из советников, которые работали со мной, был примером в выполнении своего гражданского и партийного долга.

К сожалению, по целому ряду исторических и национальных причин мы и не смогли построить афганский социализм, но одно то, что работая, участвуя в совместных боевых операциях, тысячи афганцев смогли изменить свою жизнь, получили более широкие познания мира, научились по новому трудиться и с оружием в руках защищать всё созданное своим трудом, уже говорит о том, что мы всё-таки смогли сделать очень многое.

Отрадно осознавать, что в это большое и важное дело внесен и мой посильный вклад. Хотя тогда я этого особо не осознавал. Для меня, партийная работа с руководителями и членами НДПА была обычным делом.

Помню, на одном из пленумов ЦК НДПА было принято постановление об обмене партийных билетов и наведении порядка в учёте членов партии. Билеты членов НДПА были изготовлены по образцу членских билетов КПСС. После обмена билетов на 1 января 1984 года провинциальная партийная организация насчитывала 1050 членов и 1380 кандидатов в члены партии. Тогда в партии остались самые преданные Саурской революции люди.

В ходе проведения семинаров, конференций и пленумов, с помощью советнического аппарата, была оптимизирована структура партийных организаций, увеличена их численность. В партии состояли в основном представители интеллигенции и торговцев, представители крестьянства и ремесленников были единицы.

Партийные советники осуществляли руководство и молодёжным движением в провинции. Советники Некрасов В.М. и Серов Н.М. вели активную работу среди молодёжи, в результате чего были созданы: провинциальная организация демократической молодёжи Афганистана (ДОМА), демократическая организация женщин Афганистана (ДОЖА) и пионерская организация.

Для становления и дальнейшей деятельности этих организаций особенно много сил и энергии потратил молодёжный советник, представитель Свердловского обкома ВЛКСМ Некрасов Вячеслав Михайлович. Им впервые в истории Афганистана был организован пионерский отряд с атрибутикой пионерской организации СССР. В пионерский лагерь собрали со всей провинции детей погибших защитников революции, приодели, организовали трёхразовое питание. Около месяца работал этот небольшой афганский "Артек". После закрытия лагеря, дети плакали от восторга, вспоминая о прекрасных днях, проведённых там, и мечтали на другой год попасть туда снова.

Для молодёжных организаций ДОМА и ДОЖА проводились фестивали, семинары, показывались документальные и художественные фильмы производства киностудий СССР. Особенно тепло принимались фильмы киностудий республик Средней Азии.

Очень хорошо принимались присутствующими выступления женских коллективов художественной самодеятельности, выставки рукоделий женщин.

В провинции были организованы советы профсоюзов и кооперативов. Цель и задача их состояла - разъяснять политику НДПА и идеи Апрельской революции в массах.

Говоря о той огромной работе, которую проводил провинциальный комитет НДПА необходимо особо отметить организацию отрядов самообороны. Практически каждые сутки происходили стычки царандоя и подразделений пехотного полка Афганской армии с контрреволюционными формированиями. Почти каждую ночь в самом городе Меймене и на окраинах слышалась оружейная пальба, гибли люди, уничтожались дома, имущество.

Всего о пережитом там, в далёкой провинции Фарьяб не перескажешь, это всё нужно пропустить через себя и через 20 прошедших лет, и пока мы будем живы, все это навсегда останется в нашей памяти, в наших сердцах.

После замены я, в 1985 - 1989 годах, работал в приграничном городе Термез, Узбекской ССР, первым заместителем председатели облисполкома. Являясь председателем комиссии облисполкома по организации встречи войск Советской Армии, выходивших из Афганистана, я прекрасно помню те радостные и незабываемые дни.

Большинство людей старшего поколения помнят телевизионные репортажи с моста через Аму-Дарью, которые велись 15 февраля 1989 года. Помнят слова, сказанные тогда командующим ОКСВА генерал-полковником Борисом Всеволодовичем Громовым. Он сказал: "За рекой Амударья нет больше войск Советской Армии!" Но я прекрасно знаю, что это было не так. Последними, глубокой ночью вышли мотоманевременные группы Пограничных войск КГБ СССР. Около 5 тысяч солдат и офицеров, с техникой и оружием.

Выхода пограничных подразделений с нетерпением ожидали жители приграничных с Афганистаном Гагаринского и Учкизыльского районов. Для воинов пограничников от имени жителей и администраций этих двух районов были накрыты столы, приготовлены выступления художественной самодеятельности. Так что вывод пограничников из Афганистана был не менее торжественным и знаменательным, чем то событие, которое происходило на мосту и было широко представлено на телевидении. Пограничники выходили без шума и света юпитеров, так же, как когда-то входили в Афганистан.

В это время неожиданно встретил Альборса. Чего, чего, а встретить меня здесь он, конечно, не ожидал, и потому радости нашей не было границ.

Скоро исполняется 15 лет после вывода войск Советской Армии из Афганистана. Но, несмотря на это, война там продолжается и сегодня. Мне, как, наверное, и любому другому человеку, который познавал эту страну, и населяющую её народ, в самых экстремальных условиях, сегодня не безразлично, что там происходит. Хотелось бы знать, как сложилась судьба многих моих друзей-афганцев. Что стало с городом, в котором я жил и работал? Думаю, что и афганские друзья вспоминают нашу военно-полевую жизнь, наши заботы и чаяния.

Через несколько лет, после нашей встречи на мосту дружбы, Альброс разыскал меня и приехал ко мне в Йошкар-Олу. При встрече пошутил: "Ты меня учил, как строить социализм, теперь я тебя буду учить жить при капитализме, где деньги всё - власть, свобода, равенство!"

В 1992 и 1993 годах я дважды побывал в Кабуле с делегациями работников торговли и строительства Республики Марий Эл. Оба раза был принят в правительстве, заключили контракты на поставки товаров с обоих сторон и строительству целого квартала жилых домов в Кабуле. Но война с талибами прервала все наши начинания.

Сегодня, после освобождения от влияния талибана афганский народ вновь стоит перед выбором. Каким будет эта страна, станет ясно уже в ближайшее время. Очень хотелось бы, чтобы семена дружбы и взаимопомощи, которые мы, когда-то щедро разбросали в благодатную афганскую землю, взошли густыми и ровными всходами доверия и взаимопонимания.

<< Глава XIX - Назад II Далее - Глава XXI >>


Опубликовано на сайте c разрешения автора книги "Фарьябский дневник",
страница подготовлена В. Лебедевым, ноябрь 2012 г.

Боевой путь ММГ «Кайсар» пограничных войск - реальные события афганской войны в одном из подразделений пограничных войск КГБ СССР 1981 - 1992 г.г.





К 95-летию ПВ


Фотогалерея ММГ Кайсар


Файл: ismail_khan_2010.jpg
Вес: 11061 байт.
Размер: 200 x 200 px


Рассылка
Подпишитесь на сайт http://mmg-kaisar.ru! Рассылка только при выходе новых статей.
E-mail:


Контакт       Отправить эту статью другу

Контакты   Письмо другу

© http://mmg-kaisar.ru

г. Калининград - 2012-2018, общая редакция и вёрстка: Лебедев В.Г.
Пользовательское соглашение


«Портал ПОГРАНИЧНИК» - объединение пограничников и сайтов пограничной тематики. Яндекс.Метрика